Posted on

Александр Невский Сергей Мосияш

Семилетняя война — , которую Россия вела с Пруссией во время правления дочери Петра I — Елизаветы Петровны, раскрыла полководческие таланты многих известных русских генералов и фельдмаршалов: Румянцева, Суворова, Чернышева, Григория Орлова и других. Среди старшего поколения военачальников — Апраксина, Бутурлина, Бибикова, Панина — ярче всех выделялся своим талантом фельдмаршал Петр Семенович Салтыков, который одержал блестящие победы над пруссаками при Кунерсдорфе и Пальциге.

Увлекательно и достаточно убедительно писатель создает образ честного, но оклеветанного завистниками и летописцами князя. Это уже не жестокий преступник, а твердый правитель, защищающий киевский престол от посягательств властолюбивых соперников.

Скачать книгу fb2, 1. Подобными хозяевами были и его предшественники, цари старой и новой династии, но те были хозяева-сидни, белоручки, привыкшие хозяйничать чужими руками, а из Петра вышел подвижной хозяин-чернорабочий, самоучка, царь-мастеровой".

Ключевский В своём новом романе Сергей Мосияш показывает Петра I в самые значительные периоды его жизни: В результате длительной междоусобной борьбы ему удалось занять великий престол, он первым из русских князей стал носить титул "Великий князь всея Руси".

После того как великое владимирское княжение было передано в году ханом Узбеком московскому князю Юрию Даниловичу, Михаил Тверской был убит в ставке Узбека слугами князя Юрия. Сергей Мосияш , Александр Лавинцев. Дорогие друзья по чтению. Книга "Александр Невский" Мосияш Сергей Павлович произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным.

С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые.

Приятно окунуться в "золотое время", где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. Запутанный сюжет, динамически развивающиеся события и неожиданная развязка, оставят гамму положительных впечатлений от прочитанной книги.

Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Существенную роль в успешном, красочном и динамичном окружающем мире сыграли умело подобранные зрительные образы. Умелое и красочное иллюстрирование природы, мест событий часто завораживает своей непередаваемой красотой и очарованием. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного.

Posted on

Виртуальные частные сети VPN Александр Росляков

Это позволяет рекомендовать потоковую модель для крупных сетей с большим количеством узлов и конечных точек VPN. Резервируемая полоса пропускания усл. Зависимости величины резервируемой полосы пропускания от числа конечных точек VPN для канальной и симметричной потоковой моделей Проведены исследования потоковых моделей VPN при асимметричном трафике конечных точек, что весьма актуально для современной практики операторов связи при использовании технологий асимметричных цифровых абонентских линий ADSL.

Выявлено, что при небольших значениях коэффициента асимметрии трафика конечных точек его изменение сильно влияет на характеристики VPN, а при больших значениях резервируемая полоса пропускания остается практически постоянной рис. Резервируемая полоса пропускания VPN, усл. Зависимость резервируемой полосы пропускания VPN от величины коэффициента симметрии трафика На основе результатов 50 исследований сделан вывод, 0 что на практике при больших размерах сетей целесообразно использовать дре- Коэффициент асимметрии вовидную топологию VPN, так как она имеет лучшие возможности для планирования и админи.

Результаты исследований на различных графах сетей показали, что разработанный алгоритм ДАПД обеспечивает резервирование значительно меньшей полосы пропускания, чем имеющиеся алгоритмы. Шестая глава посвящена разработке методик количественной оценки управленческих решений при предоставлении услуг VPN. В1 - вид услуг, предоставляемых в виртуальной частной сети, В2 - безопасность передачи информации, В3 - состояние инфокоммуникационной инфраструктуры компании.

Каждый из критериев, в свою очередь, состоит из составляющих критерия или подкритериев, которые в свою очередь, имеют свои составляющие рис. Схема модели для оценки потребностей корпоративных пользователей в услугах VPN Так как задача оценки потребностей корпоративных пользователей в услугах VPN не поддается формализации и не может быть решена известными математическими методами, то в диссертации использованы методы экспертных оценок.

Для численного выражения относительной степени взаимодействия элементов в иерархии использован метод анализа иерархий МАИ. При использовании МАИ общая относительная оценка экспертов определяется выражением: ОЭ Величина с БП позволяет судить о том, какую долю от БП набрал данный вариант использования услуг VPN и по этой величине определять целесообразность использования в компании услуги виртуальной частной сети.

При принятии экспертами положительного решения о необходимости создания VPN возникает вопрос выбора конкретных технологических решений.

Разработано дерево целей для реализации двух основных задач VPN рис. Для выполнения глобальной цели С0 обеспечения экономичной связи соответствующего качества и необходимого уровня безопасности передачи информации между корпоративными пользователями определен перечень локальных целей реализации VPN.

Со С1 С2 С1. Дерево целей модели принятия решений по выбору технологий реализации VPN Разработанные экспертные модели, реализованные в виде электронных таблиц, позволили на практике формализовать и унифициро- На основе анализа технологий виртуальных сетей показана целесообразность учета особенностей практической реализации VPN для эффективного управления сетевыми ресурсами.

Должны учитываться как общие характеристики сетей общего пользования, так и специфические требования отдельных VPN. Разработана общая архитектура системы поддержки операционной деятельности провайдеров услуг VPN, которая позволяет автоматизировать процессы принятия заказов, планирования, администрирования и настройки виртуальных частных сетей и повысить эффективность использования ресурсов сетей общего пользования с одновременным повышением качества предоставляемых услуг корпоративным клиентам.

Сформулирован новый методологический подход к процессу планирования сетевых ресурсов для реализации VPN с интегральным учетом интересов поставщиков и потребителей услуг VPN. Процесс планирования виртуальной сети должен включать решение задач анализа и синтеза топологии VPN. Впервые сформулирована математическая задача построения топологии VPN с учетом характера маршрутирования трафика виртуальной сети, полноты информации о матрице трафике конечных точек VPN, ограничений на доступные сетевые ресурсы.

Предложен набор моделей реализации VPN, учитывающий степень полноты знаний о матрице трафике конечных точек, который включает канальную, потоковую и комбинированную модели. Разработаны системы классификации и условных обозначений потоковых моделей VPN. Разработан ряд эффективных алгоритмов анализа и синтеза топологии различных моделей VPN, учитывающие специфические особенности их практической реализации.

В частности разработан итерационный двухшаговый алгоритм покрывающего дерева для определе- Предложен метод определения древовидной топологии VPN, обеспечивающий наибольшую оставшуюся свободную полосу пропускания и требующий резервирования меньшей полосы пропускания на ветвях дерева по сравнению с известными методами. Данный метод обеспечивает как эффективность распределения полосы пропускания, так и балансировку нагрузки в сети общего пользования. Это позволяет рекомендовать потоковую и комбинированные модели для крупных сетей.

Разработаны экспертные модели, использование которых на практике в виде электронных таблиц позволило формализовать и унифицировать процедуру количественной оценки управленческих решений при предоставлении услуг VPN корпоративным пользователям с территориально распределенной многофилиальной структурой. Таким образом, в результате выполненных исследований в диссертации решена научно-техническая проблема создания взаимоувязанной совокупности моделей, методов и алгоритмов анализа виртуальных частных сетей, позволяющих повысить эффективность использования ресурсов сетей общего пользования, что имеет важное народнохозяйственное значение как для поставщиков, так и для потребителей услуг VPN.

Статьи в отраслевых научных и технических журналах 3. Соглашение об уровне обслуживания в МСС: Введение Мультисервисность при использовании.

Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники УДК Современные требования ВАК к кандидатским диссертациям по техническим наукам. Раскрыть сущность, основные принципы и базовые понятия диссертационного. Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники УДК Розум Андрей Владимирович Исследование и оптимизация способов.

Пономарев Сибирский федеральный университет, DPonomarev sfu-kras. За это время мы стали сильной компанией, предоставляющей широкий набор современных. Львова Санкт-Петербург Подвижные сети связи общего и особенно военного назначения являются сложными техническими системами,. Колосов Модели размещения информационных ресурсов в образовательных сетях Аннотация На базе графовой модели рассматривается задача оптимального размещения информационных ресурсов в сложившейся структуре.

Архитектура, технологии, пути перехода. Крупенина Санкт-Петербург В настоящее время увеличивается число организаций,. Минухин Харьковский национальный экономический университет,. Ломоносова На правах рукописи Ключников Константин Константинович Вероятностные методы оценки надежности, доступности компьютерных систем Специальность.

Цели и задачи дисциплины Целями освоения дисциплины ССиСК являются изучение основных способов построения и функционирования сетей связи и систем коммутации различного назначения. ОТЗЫВ официального оппонента к. В диссертационный совет дм Оренбургский государственный университет, г. Одесская национальная академия связи им. Попова Оценка эффективности реорганизации телекоммуникационных сетей Каптур В. Малицкая Сибирский Государственный Аэрокосмический Университет им.

Мультисервисная сеть как технология. ОТЗЫВ ведущей организации Федерального государственного унитарного предприятия Ленинградский отраслевой научно-исследовательский. Русакова 1 1 МГТУ им. Баумана, Москва, , Россия Рассмотрен программный инструментарий системы поддержки принятия.

Методы передачи информации в сетях Х. Министерство образования Российской Федерации Воронежский государственный архитектурно-строительный университет УДК Представлены основные понятия, относящиеся к организации процесса совместного обслуживания мультимедийных сообщений в действующих и перспективных сетях связи.

Обсуждаются вопросы планирования и механизмы. В диссертационный совет Д В Диссертационный совет Д Надеждин Россия, Москва В. Классификация сетей связи Спикер: Алексей Николаев 1 Сеть связи технологическая система, включающая в себя средства и линии связи, предназначенная для электросвязи или почтовой связи. Председателю совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук ДМ Федянин 1с - г.

Региональная система управления качеством государственных социальных услуг в соответствии с международными стандартами системы менеджмента качества ISO Начальник отдела технологий социального обслуживания. В отдаленных местностях, где нет возможности полноценно обеспечить население электроэнергией, а создание развитой энергетической инфраструктуры не имеет. Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники УДК Рудая Елена Игоревна Аналитика в электронной коммерции.

Эталонная модель взаимосвязи открытых систем. Семиуровневая модель организации локальной вычислительной. Силин Обсуждается методика количественной оценки задержки.

Для реализации цели в работе были поставлены и решены следующие задачи: Анализ эффективности управления трафиком Web сервера по данным реального трафика музыкального ресурса Иван Цитович 1, Иван Титов 2 1 Институт проблем передачи информации им. Харкевича РАН 2 Московский. Общие сведения о вычислительных системах, сетях и телекоммуникациях При существенном возрастании числа VPN и конечных точек в них задача распределения общих сетевых ресурсов становится очень сложной и многоплановой, для успешного решения которой требуется использовать специальные математические модели и методы их исследования.

Книга содержит базовые элементы теории планирования VPN, а также новые модели, методы и алгоритмы, которые позволяют повысить эффективность использования ресурсов сетей общего пользования. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2. Писатель Любовь Черенкова начинает работу над новой книгой, посвященной остросоциальной теме.

Для регистрации на BookMix. Подробнее об акции [x]. В книге содержится систематизированная информация по различным проблемам построения сетей следующего поколения: Книга будет полезна широкому кругу читателей — преподавателям, аспирантам и студентам вузов связи, научным работникам, инженерно-техническому и административному персоналу сетей связи, всем тем, кто интересуется перспективами развития телекоммуникационной отрасли.

Описана архитектура системы, основные функциональные подсистемы. Материал книги предназначен для специалистов, создающих и эксплуатирующих современные сети связи, а также может быть полезен студентам и аспирантам. В книге представлены материалы по принципам построения, стратегиям развития и основам проектирования городских телефонных сетей ГТС , а также общие принципы построения и проектирования цифровых систем коммутации ЦСК. Анализ каждой ЦСК выполнен по однотипной схеме и включает краткие технические данные, описание архитектуры системы, принципов построения аппаратного и программного обеспечения, процесса установления соединений в системе, особенностей конструктивного исполнения.

Книга предназначена для широкого круга работников отрасли связи: Основы построения и применения". В монографии рассмотрены принципы функционирования центров обслуживания вызовов ЦОВ.

Выполнен систематизированный обзор существующих математических моделей как традиционных телефонных, так и современных мультисервисных и распределенных ЦОВ. Такие модели описывают ЦОВ с учетом их интеграции с сетями передачи данных, которые используются для обслуживания кроме телефонных вызовов различных нетелефонных заявок — факсимильных, электронной почты, веб-взаимодействия и др.

В книге представлены материалы по принципам построения и основам проектирования сельских телефонных сетей СТС , а также рассмотрены современное состояние и перспективы развития сельской связи в России. Анализ каждой цифровой АТС выполнен по однотипной схеме и включает краткие технические данные, описание архитектуры системы, принципов построения аппаратного и программного обеспечения, особенностей конструктивного исполнения. Книга посвящена перспективной технологии обслуживания телефонных вызовов с помощью операторов в специализированных центрах, которые за рубежом называют Call Centre.

Рассматриваются назначение и области применения центров обслуживания вызовов, принципы построения как телефонных, так и мультимедийных центров, предоставляемые услуги. Отдельные главы посвящены анализу аппаратно-программных компонентов, алгоритмов функционирования, вопросам проектирования и внедрения центров. Дан анализ аппаратно-программных решений зарубежных и отечественных производителей, приведен обзор применения центров обслуживания вызовов за рубежом и в России. В книге представлены концептуальные основы технологии передачи речи по сетям пакетной коммутации, работающим по протоколу IP.

Отдельные главы посвящены вопросам стандартизации и правового регулирования IP-телефонии, системам биллинга и менеджмента пользователей, вопросам безопасности, мобильности услуг. Дан анализ принципов построения сетей IP-телефонии, описана практика внедрения услуг пакетной передачи речи за рубежом и в России, приведен обзор оборудования для построения сетей IP-телефонии. В книге рассмотрены концептуальные основы интеллектуальных сетей ИС связи, их архитектура, принципы предоставления услуг, вопросы стандартизации.

Posted on

Первое столетие кино. Открытия, уроки, перспективы Александр Караганов

Очень надеюсь, что спойлеров нет в моей "просто хорошей рецензии": В мае выходит так много хороших книг, что остаётся только завидовать тем, у кого отпуск уже начался Для регистрации на BookMix. Главная Искусство и культура Первое столетие кино. Открытия, уроки, перспективы Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Путешествие по семи векам истории человечества: Пошлому человеку искусство плохого вкуса "помогает" оставаться пошлым. Другие недостатки и пороки тоже искусством "воспитываются".

Log in No account? Александр Караганов "Первое столетие кино: А что вы хотели от многолетнего сотрудника газет типа "Правда", который ещё в советские времена окормлял жаждущих репортажами из Канн и Венеции? Эта книга, как я понимаю, дайджест его книг, выпущенных ещё в е годы. Ничего конкретного я от него не хотел, я ведь не знал, кто это такой: Да, книга является какой-то компиляцией из предыдущих работ Караганова. Причем, ее явно составляли в спешке, толком не корректировали: А, у него постоянно какие-то корявости возникали из-за того, что фразы из одних статей вставлялись в другие.

Помню его описание "Конана-Варвара" Миллиуса как наиновейшего фильма в статье в газете "Правда" года. Из авторов той поры лучше всех была Майя Туровская. Она, между прочим, первая в мире! Reply Parent Thread Expand. Лишь бы в тренд успеть попасть. Никто нихера там не парился, похоже. А Соболева и Ханютина реально купить? Я в смысле - может быть это библио-редкости из разряда раритетов? Я просто не в теме совершенно. И что еще имеет смысл поискать, на ваш взгляд?

Советские издания можно найти. Издание года, а совковых штампов в описании дореволюционного периода меньше, чем в книге Караганова издания года. В любую точку рф а то и за отправляют почтой. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки.

Posted on

Забвению неподвластно Александра Торн

И слезы катились по его лицу. Ее глаза были сухими тогда, сухими они остаются и теперь. В прошлом она проиграла в любви, а сейчас потерпела поражение как писатель. Но она все равно не будет плакать. Стоит только начать, и остановиться будет невозможно. Было время, когда она боялась, что ей не хватит жизни на то, чтобы создать все книги, живущие в ее воображении.

Но сегодня она подумала о другом: Он не сразу нашелся что ответить. Она ждала, гадая, что он скажет, надеясь… на что? Черт побери, она и сама не знает, на что ей надеяться. Айра был прекрасным литературным агентом — самым лучшим из всех — и настоящим другом, но и у него не было лекарства от ее боли. В твоей первой книге было так много сердца! Ты заставляла читателя то плакать, то смеяться. А теперь ты пишешь словно во сне: Не знаю, можно ли оставаться в реальности, живя в хрустальном замке.

Она обвела взглядом свой кабинет — стильную мебель белого дерева, белую шелковую обивку кресел, дорогие картины на стенах; выглянула в окно, за которым открывался великолепный вид на океан, и вспомнила, как купила этот дом на волне первого успеха. Ее расточительство было тогда вызовом, реакцией на одиночество в мире: Но сейчас это злосчастное место было заложено-перезаложено, и ей с трудом удавалось выплачивать по закладным.

По контрасту она представила Айру, сидящего в своем уютном нью-йоркском офисе, в глубоком кожаном кресле за массивным столом. За его спиной возвышались полки с книгами и рукописями, а на стенах висели фотографии авторов, которых он представляет, с их автографами.

Этот кабинет, казалось, радовался людям, в то время как ее собственный вдруг показался ей бездушным, как химическая лаборатория. Смена обстановки, возможно, как раз то, что тебе нужно.

Ты не подумывала о переезде? Скажем, о возвращении в Университет Айовы? Повстречалась бы со своими старыми преподавателями? Путешествие помогло бы тебе по-новому взглянуть на мир. Кроме того, есть шанс, что продвинется дело со сценарием. Чтобы как-то успокоить Айру, она старалась говорить уверенно. Я сам преподнесу ему цифру — с шестью ноликами. Денби, без сомнений, выложит миллион-другой за бестселлер.

Сам факт, что Денби проявил к роману какой-то интерес, выглядел неслыханной удачей. Это знание приносило боль. Она ненавидела себя за то, что разочаровала Айру. Ненавидела Айру за его слова о романе. Но обиднее всего было то, что Айра абсолютно прав. Чтобы как-то разобраться с этим делом, она сказала себе, что в ее провале должен быть какой-то смысл. В ближайшее время ей необходимо уяснить, какой именно. Через некоторое время Джейд заставила себя сосредоточиться на более конкретных делах — в частности на предстоящем ленче с Денби.

Она еще ни разу не встречалась с ним, но хорошо знала этот тип людей: Затем нарядилась с привычной тщательностью, хотя вообще-то никогда не придавала одежде особого значения. Для встречи она выбрала зеленый шелковый костюм от Даны Багман, купленный три года назад. Костюм был классическим, и она надеялась, что он еще не вышел из моды.

Когда Джейд только приехала в Голливуд, она арендовала дом в колониальном стиле в районе Саммит-драйв, на холмах над знаменитым бульваром Сансет. Убрав ключи в сумочку, она прошла по крытой галерее в вестибюль ресторана, встретив по пути несколько посетителей. В былые времена один или двое из них обязательно поприветствовали бы ее.

Но Голливуд — жестокий город. Почта больше не приносила приглашений на открытие модных ресторанов, картинных галерей, бутиков. Не было посланий от рекламных агентств, стремящихся заполучить ее на съемки своего очередного шедевра. Десятью годами раньше, когда она только появилась тут, с горящими глазами, надеждами и несбыточными мечтами, это имело бы для нее значение.

Но за прошедшие годы она поняла, что блеск Голливуда — всего лишь мишура. А мишуру могут любить только дети. Джейд прошла через вестибюль и зашла в зал. Джилберта, метрдотеля, не было на его обычном месте, поэтому она остановилась у входа, изучая публику. Он изучал список забронированных мест с видом прокурора, готовящегося сделать важное заявление. В другое время она бы рассмеялась над его напыщенностью.

Но сегодня, когда на весах лежало все ее будущее, на лице Джейд не появилось даже тени улыбки. Джилберт всегда провожал ее к постоянному столику едва ли не как особу королевской крови. А сейчас… что, если войдет Харрисон Денби — и увидит ее стоящей в общей очереди, как будто она никто?

Она должна произвести на продюсера наилучшее впечатление, а это совершенно не тот способ. Ни одного свободного столика. Но я уверен, что через полчаса все будет в порядке. Если, конечно, вы согласитесь чуть подождать. Она предложила Денби именно этот ресторан в силу уверенности, что здесь всегда будут для нее хороший столик и прекрасное обслуживание.

Она также была уверена, что Харрисон Денби — тот человек, который обращает на это внимание. Он прошествовал через зал и остановился около одного из столиков в центре. Одно кресло он предупредительно отодвинул. В бар обычно отправляли туристов. И иногда они просиживали там в ожидании места по нескольку часов и уходили, так и не дождавшись. Это был еще худший вариант, чем сидеть за столом в центре. Когда метрдотель ушел, Джейд несколько раз глубоко вздохнула, переводя дух, надеясь, что мягкий зеленовато-жемчужный декор зала поможет ей успокоиться.

Она чувствовала, как на левом веке пульсирует жилка. Ее нервы были на пределе. Вынув из сумочки косметичку, Джейд бегло изучила макияж. Она не считала себя хорошенькой и обычно не обращала внимания на одобрительные взгляды мужчин. В зеркале она выглядела усталой и бледной. Обрамляющие ее овальное лицо темные кудри уже несколько месяцев требовали внимания парикмахера.

Ее удивительные глаза цвета джунглей скользнули прочь с зеркального отображения. Оно им явно не понравилось. Джейд захлопнула косметичку и, выпрямившись в кресле, постаралась выглядеть так же спокойно, уверенно и удачливо, как ее соседи по ресторану. Несколько посетителей, засидевшихся за кофе, вели беседы такими замогильными голосами, как будто боялись нарушить дневную тишину ресторана.

Она ожидала, что Денби может немного опоздать, но не на столько же! Даже если он сильно занят, он всегда мог сказать своей секретарше, чтобы она сообщила Джейд о его задержке.

Не в силах заставить себя отвечать, она просто кивнула. Через весь зал на нее смотрел метрдотель. В его взгляде читалось презрение. Он, конечно же, решил, что она не знает Денби и воспользовалась этим именем, чтобы попасть в ресторан. Джейд, в свою очередь, подняла взгляд на метрдотеля и не опускала глаз, пока тот не отвернулся. После этого она из чистой бравады достала из сумочки двадцатидолларовую банкноту и придавила ее бокалом в качестве платы за выпивку.

Да будь она проклята, если позволит этому высокомерному жлобу считать себя сквалыгой или лгуньей. Распрямив плечи, Джейд встала и уверенной походкой вышла из зала. Голова была высоко поднята, солнечные очки скрыли внезапно заблестевшие глаза. Когда час спустя она въехала в свой гараж, то поняла, что Айра прав. Она должна выбраться из Лалаленда, пока он не затянул ее полностью. Она будет считать, что отправляется в путешествие по Веселой Желтой дороге: Пройдут годы, и Джейд поймет, что ее приезд в Санта-Фе был так же неотвратим, как стремление пчелы к своему улью.

Но когда она покинула Лос-Анджелес вечером 13 мая, направляясь на восток, у нее не было никакой определенной цели. Днем позже она катила по шоссе по пригороду Альбукерка в штате Нью-Мексико. По дороге она увидела указатель на Санта-Фе и просто свернула на север.

Когда она достигла города, солнце уже село. По сторонам мелькали десятки приветливо освещенных мотелей. Джейд не раз собиралась остановиться у одного из них, но что-то все время ее не устраивало: Ей нужен любой чистый номер где угодно. Оставив машину на гостиничной стоянке, она пятью минутами позже стояла перед конторкой администратора, аккуратно расположив у ног багаж. Но когда она прочитала имя на кредитной карточке, ее лицо просветлело. Кроме того, все одноместные номера уже заняты.

Джейд улыбкой выказала согласие и поблагодарила женщину. После глубокого сна без всяких, слава Богу, кошмаров Джейд проснулась хорошо отдохнувшей. Она полюбовалась собором, когда имя — Святой Франциск — внезапно пришло ей на ум. Одновременно появилось неприятное ощущение того, что все происходящее уже было когда-то в прошлом. Джейд почувствовала головокружение и озноб и была сбита с толку.

Джейд достала из сумочки путеводитель и увидела, что собор действительно носит имя Святого Франциска. Санта-Фе не был похож на города, которые ей довелось видеть.

Казалось, он сам вырос из земли, был скорее неотъемлемой частью ландшафта, нежели творением рук человеческих. Здания, напоминающие старинные замки, были окрашены в теплые грунтовые тона.

Математическая точность архитектурных форм смягчалась округлостью стен. Узкие улочки располагали к неторопливым прогулкам, а на каждом углу открывались прелестные виды. На северо-востоке в прозрачно-бриллиантовое небо врезались покрытые елями пики гор Сангре-де-Кристо. Горы Жемез возвышались на западе, Сандиас — на юге. Город лежал на высоком холмистом плоскогорье, зажатый между этими горами. Джейд, привыкшая к лос-анджелесскому смогу, глубоко дышала, восхищаясь воздухом, не имевшим ни привкуса, ни цвета.

Она провела утро, гуляя по площади и отходящим от нее улочкам, затем выбрала из путеводителя Кэньон-роуд, улицу, обозначенную на плане как средоточие музеев и картинных галерей. Пешая прогулка под палящим солнцем несколько поумерила ее исследовательский пыл.

Дойдя до Кэньон-роуд, она сбавила шаг, высматривая, где можно попить чего-нибудь холодненького. Пройдя несколько кварталов, она свернула на небольшую аллею и увидела в конце ее полотнище, раздуваемое ветерком. Судя по облупившейся штукатурке, это было очень старое здание. Два высоких окна, обрамленных истонченными временем деревянными наличниками, разделялись входной дверью, на которой виднелись остатки росписи бирюзового цвета.

Джейд уже собиралась заглянуть внутрь через окно, когда дверь магазина со скрипом отворилась. В ней появилась огромных размеров женщина, весила она фунтов двести, а ростом была более шести футов. Она взглянула на Джейд кошачьими янтарными глазами и произнесла:. Я так и знала, что сегодня кто-нибудь зайдет. С ощущением некоторой неуверенности в том, что сюда стоит заходить, Джейд посмотрела вверх и поразилась тому, что небеса вот-вот готовы лопнуть, как перезрелые стручки фасоли.

Кажется, собирается одна из наших, весенних гроз. Вам бы лучше войти и переждать ее внутри. Она приоткрыла дверь шире, пропуская Джейд, затем вошла сама и заняла место за прилавком. В дальнем конце стоял старинный кассовый аппарат, поблескивающий надраенными медными частями. Под стеклянными витринами в художественном беспорядке были разложены вышитые бисером дамские сумочки и ювелирные изделия. Джейд моргнула от удивления: Драгоценные камни в великолепной оправе могли бы оказать честь и лучшим магазинам Тиффани.

У нее были белые ровные зубы, ангельский ротик и аккуратный нос. Вы знаете, что местные жители говорят о такой погоде? Несмотря на то что снаружи дом выглядел обшарпанным, внутри было чисто и уютно. В одном углу зала стояла напольная вешалка, усыпанная шляпками, как весеннее дерево цветами. Ряды обуви стояли на начищенном полу. Помещение было заполнено вешалками и плечиками с одеждой, что делало его похожим на лабиринт. Отсюда был вход и в другой зал. Джейд увидела, что и он переполнен предметами одежды.

Аврора широким жестом обвела магазин, предлагая Джейд полную свободу действий, и направилась в глубь помещения. Она увидела прямоугольник, залитый лунным светом, и рванулась туда, ощутив, как шершавый деревянный пол сменился под босыми ногами шелковистой травой.

Пробежав футов пятьдесят, она обернулась и увидела полыхающий дом. Жадные языки красновато-золотистого пламени лизали глинобитные стены, брызгая фейерверками искр в черноту ночного неба. Приглядевшись, она различила в дыму фигуру. Мужчина все еще был в доме. Она думала, что он где-то рядом. Пламя рычало диким зверем, заглушая все другие звуки. Вот оно прорвалось сквозь крышу. Она попыталась крикнуть, предупредить мужчину — и проснулась.

Так случалось каждый раз. Она вновь увидела этот сон, кошмар, мучающий ее с детства. В нем не было никаких злобных монстров, нечистой силы и других подобных ужасов. Просто спасение из горящего дома. Но сон бросал ее в дрожь и наполнял чувством невосполнимой утраты.

Наяву ей никогда не приходилось видеть подобного пожара, и тем не менее в сновидении всегда было что-то знакомое. Учитывая то, что днем ей предстоит важная встреча, она хотела как следует выспаться. А сейчас — циферблат на ночном столике высвечивал четыре часа утра. За окнами ее дома в Малибу, стоящего на краю пляжа, непрерывно ворчал Тихий океан, мягко накатывая на берег волны. Разыскав нагретое телом место на кровати, Джейд свернулась калачиком и сосредоточилась на убаюкивающих звуках океана, дав себе приказ уснуть.

Но ее сознание отказывалось подчиниться: Тогда она решила встать. Джейд могла бы предположить, что этот день, так плохо начавшийся, вряд ли может удачно завершиться.

Но она всегда была оптимисткой и исповедовала философию, по которой что ни случается — все имеет свой резон. В прошлом это помогло ей пережить смерть родителей, а позднее, во время учебы в колледже, — уход возлюбленного, всего за несколько недель до назначенной свадьбы. Когда в половине девятого зазвонил телефон, Джейд вознесла к небу краткую молитву: Хотя ее литературный агент обычно сразу говорил о деле, на этот раз он начал издалека: Она какая-то вся изломанная.

Честно говоря, мне на нее наплевать. Я вообще в принципе не люблю людей подобного типа. Джейд почувствовала себя так, будто ее ударили под дых. Как у любого писателя, ее герои были частичкой ее самой, пропущены через нее, извлечены из светлой или темной сущности подсознания. Слова Айры о том, что ему не нравятся ее персонажи, отозвались болью где-то внутри. Она заставила себя заговорить:. А каков же он должен быть, если они живут в фантастическом Лалаленде? Но мне казалось, что сами характеры интересны.

Ты лучше знаешь, каких героев нужно преподносить читателю, чтобы он согласился поверить. Костяшки ее пальцев, сжимавших телефонную трубку, побелели. Если бы десять лет назад, когда ее первый роман возглавил список бестселлеров, кто-нибудь сказал, что ее дальнейшая литературная карьера станет классическим примером падения с вершины, она бы не поверила.

Но за этот срок, опубликовав еще четыре книги, она из любимца критиков превратилась в привычную мишень для их острот. До сих пор Джейд старалась заглушать назойливый внутренний голос, который все чаще имел наглость утверждать, что, быть может, она сама во всем виновата.

Posted on

Вечерняя перекличка Александр Васильев

Па последнем курсе института Егупов женился. Жена его работала секретаршей в министерстве. Очень добрая и аккуратная была женщина, но детей у них не получилось. Семейной трагедией это, однако, не стало, они, конечно, хотели детей, и были бы очень рады их появлению, но не столь страстным оказалось это желание, чтобы в противном случае обессмыслить свою жизнь, да и способность без особой болезненности смиряться с существующим положением вещей стала для обоих супругов чертой отличительной.

Жили они первое время в комнате Егупова. Потихоньку обзаводились приличной, соответствующей времени мебелью. Сначала вместо железной кровати появился раскладной двуспальный диван, тогда они считались очень модными, и за ними гонялись, но Егупову удалось достать, то есть не достать, доставать он ничего не умел, а случайно во время длительных поисков наткнулся на огромную очередь и сумел достояться, и ему, по счастью, хватило.

После кровати исчезла больничная тумбочка и появился низенький журнальный столик с ярко блестящей лакированной поверхностью. Но тут произошло событие, в жизни Егуповых одно из самых переломных.

Их дом потребовался какому-то серьезному учреждению, и супруги получили отдельную квартиру. Для жены Егупова это событие счастливое и радостное без малейшей примеси, она и в комнату к мужу пришла с величайшим облегчением, что избавилась от проживания в доме отчима, с которым сильно не ладила.

Но для самого Егупова тут не было однозначной простоты. Нет, он, конечно, тоже бесконечно рад, и всем на работе рассказывал, и принимал поздравления, но был еще и некий привкус. Навсегда уходили из его жизни люди, устроившие в свое время в складчину поминки по матери, и сама эта комната, многое помнившая комната, не забывшая и того взгляда, которым он оглядывал ее, оставшись один вечером после поминок, уходил двор, где знаком каждый камень, каждая царапина на стоящих посреди двух могучих скамейках с литыми чугунными ножками, каждое пятно облупившейся штукатурки вдоль стен окружавших двор домов, уходила булочная на углу, дорога до школы, каток в ближайшем сквере, хотя какая там школа, какой каток, Егупов давно забыл, как они и выглядят, а все равно что-то тут не совсем ладно… Но это все, естественно, мелочи, главное — получена отдельная квартира, радость огромная, но и забот тоже достаточно.

Квартира хоть и в новом доме, но сразу же требовала ремонта, обои ужасного цвета это тоже новое, что появилось в их жизни, до того на цвет обоев особого внимания не обращалось, а тут вдруг первое, что бросилось в глаза — какой он ужасный , наклеенные вкривь и вкось, даже кое-где уже пошедшие пузырями, линолеум местами приподнят и покорежен, рамы закрываются плохо… Короче, дел хватало.

А при этом свободного времени у Егупова стало меньше, теперь дорога до работы занимала около часа в один конец, да еще и утомляла. И все же супруги со всеми неполадками справились почти исключительно собственными силами, и обои переклеили, и где надо подстругали, подкрасили, поправили, поприбивали.

Но не так это все быстро произошло. Сам переезд тоже денег стоил. Вроде никаких особых вещей и нет, а оказалось, что поднакопилось за годы и посуды, и белья, и сковородок каких-то, и кастрюль… Вот веник, скажем, старый совсем веник, совсем как будто незачем его везти, но новый еще купить надо, а подметать сразу потребуется, так приходится и веник паковать.

Одним словом, набралось мелочей. Но в новой квартире вдруг обнаружилось, что их на самом деле катастрофически не хватает. А как стали снимать да рассматривать, выяснилось, что вешать второй раз толком нечего. Но это еще полбеды. А вот в коридоре и в кухне привыкли, горит лампочка в патроне, известкой заляпанном, да мухами засиженном, и хорошо, что горит, вот когда перегорает, тогда только разговоры начинаются — по чьей вине да кому вставлять новую. А тут, в своей квартире оказалось: Или стол на кухню.

Раньше обходились неизвестно в каких веках сколоченной из досок да крытой клеенкой тумбой с простенькой крашеной полкой над ней, а нынче потребовался хоть какой, да столик, и табуретки к нему.

Прежние, с маленького двустворчатого окна, и половины нового с балконной дверью не закрывали; опять и на кухню нужно, и карнизы… Да всего и не перечислишь, даже самого необходимого. А все деньги, все деньги, там пятерка, здесь червонец — и вот опять до зарплаты неизвестно, как дотянуть, хорошо, если на работе трояк в долг перехватить удастся, ведь кушать тоже хочется, не старики еще, аппетиты хорошие.

Но супруги, люди реальные, и не рвались, чтобы все сразу, так что и старенький платяной шкаф послужил, хоть в последнее время одну из дверец даже веревкой подвязывать пришлось, и буфет постоял, конечно, уродина, а все же прочный и вместительный, про обеденный стол и говорить нечего, кто там разберется, что у него скатертью прикрыто, и так же подкладывались спичечные коробки под короткую ножку.

Экономили, жена мужу по третьему разу манжеты на рубашках подрубала, носки штопались, на ботинки набойки ставились, и никто из этого, между прочим, никакой особой трагедии не устраивал. Жили нормально и даже считали себя людьми в какой-то степени удачливыми, за зиму пару раз в театр выбирались, в кино каждый месяц ходили, летом за город на электричке ездили, знали хорошие пляжи, где народу немного, а осенью так и по грибы, привозили полные корзины, даже засаливали иногда несколько банок.

Как-то раз Егупова на курорт ездила, в Железноводск, ей профсоюзную путевку дали за двадцать рублей, грех было отказываться, дома больше потратишь. Егупова сделали заместителем начальника отдела. Жена его выросла от секретаря до заведующей приемной. И зарплаты стали чуть побольше, и самые первоочередные дыры оказались заткнуты, так что становилось полегче. Вот уже выкинули, наконец, фанерного инвалида с подвязкой, место его занял недорогой, но очень приличный светлой полировки трехстворчатый шкаф, буфет сменили на небольшой сервант с милыми стеклянными полочками.

Последними исчезли стулья, расшатались, да и дерматин на них совсем порвался, купили новые, мягкие, с обивкой под цвет портьер. Только стол никак не хотел сдаваться, его и не трогали, уж очень хороший и прочный стол, по сравнению с ним все современные какими-то уж слишком хлипкими кажутся.

Правда, в конце концов, Егупов прибил к ножке толстый кусок кожи, и с этой стороны проблем совсем не стало. Но все это время мысль о старинных часах, за исключением, может быть, только самых трудных минут, не покидала Егупова, пусть в виде даже самого слабого намека, легкой тени, но не покидала. Только в двух знакомых домах он видел действительно старинные. Одни — настенные, деревянные, русской работы, с нарядным белым эмалевым циферблатом и очень красивым металлическим маятником с прорезями.

Но, посмотрев на них несколько раз, Егупов окончательно понял, что стенные его все-таки не устраивают, в них нечто от картины, а не от предмета, какая-то излишняя декоративность что ли, с одной стороны, а с другой — не хватало необходимой солидности… Впрочем, Егупову трудно было сформулировать определенно, да и не требовала его идея никакой определенности, просто чувствовал — не то, и все тут.

Вторые часы он видел всего один раз, случайно, но там вообще все было забито редчайшим антиквариатом, которому хозяева прекрасно знали цену. Часы эти французские, времен Великой революции, золоченой бронзы, размером с большой телевизор, каждый час играли свою мелодию, потом начинали бить, и под этот бой из крохотных воротец появлялась движущаяся фигурка, олицетворявшая разные периоды жизни человека.

В час он появлялся младенцем на руках у матери, в два — мальчишкой, играющим в мяч, в три — юноша брал в руки книгу, на четырех - целовался с девушкой и так далее. А в двенадцать выплывал уже лежа на кровати в окружении многочисленного потомства, но тут вослед выскакивала смерть с косой и забирала человека с собой.

Егупов, разумеется, не сидел перед часами весь день, ему, заметив столь повышенный интерес, вежливые хозяева все это продемонстрировали довольно быстро, но он, сразу же восхитившись максимально, к чести своего здравого рассудка, сумел понять, что эта штука ему нисколько не по зубам, и никогда не будет, что здесь и мечтать не о чем, это как в Эрмитаже, дали посмотреть — и то слава богу.

Но, может быть, именно по причине своей несбыточности и эти часы не затронули самых глубинных струн в душе Егупова и мало повлияли на формирование образа реально желаемого. В середине х годов Егупова назначили начальником отдела. Завод за это время реконструировался, превратился в объединение, так что пост был очень немаленький, со вполне приличной зарплатой. И как раз в тот же момент Егупову едва не повезло, но не совсем так, как хотелось бы. Однажды на дне рождения у сослуживца, старого обеспеченного холостяка, он обратил внимание на использующуюся как пресс-папье небольшую бронзовую фигурку девушки с корзиной цветов в руках.

Что-то показалось в ней Егупову необычным, и, взяв в руки с позволения, разумеется, хозяина, он понял причину своего интереса — от фигурки в разные стороны и в самых неожиданных местах отходили какие-то штырьки неясного назначения.

Но хозяин на недоуменный вопрос гостя дал сразу же исчерпывающие объяснения. Еще от родителей с незапамятных времен осталась на антресолях коробка разных частей от корпуса бронзовых часов.

Хозяин даже, прослышав, что такие вещи нынче в цене, носил их в комиссионку, там сказали, что действительно, если корпус собрать да подреставрировать, то вполне и без механизма могут поставить рублей пятьсот, наверняка продастся, но сначала надо все довести до ума. У хозяина таких возможностей нет, и где взять этих реставраторов, и дерут они, говорят, сейчас столько, что, может, и расходы не окупятся, да и деньги не так уж нужны, одним словом, решил не вязаться, засунул коробку на прежнее место, а некоторые фигурки использует, эта вот девушка бумаги придерживает, а там вон лошадка — просто на книжной полке как украшение стоит.

Егупов загорелся, сейчас, при гостях это было, конечно, не очень удобно, и тем более подвыпивши все, танцевать хотят, и не до того, но на следующий буквально день напросился специально посмотреть ту коробку и был так настойчив, даже несколько до неприличия настойчив, что уговорил слегка ошарашенного неожиданным напором хозяина продать все вместе за двести рублей.

И сразу побежал с коробкой домой. Когда Егупов спокойно разложил все детали на столе, каждую тщательно протер от пыли тряпкой и потом составил конструкцию целиком, используя где кусочки пластилина, где липкую ленту, а где и просто обломки спичек вместо вывалившихся штырьков, то понял, что нашел, наконец, нужное: Там располагался источник в виде головы фавна, изо рта которого вода бежала в каменный жбан.

У жбана юноша, изящно встав на одно колено, собирался поить лошадь, поглаживая ее по морде, а рядом в кокетливой позе остановилась девушка с корзиной цветов. Было тут и еще несколько отдельных крохотных фигурок — птичка, тоже присевшая попить на краю жбана, широкополая, с большим пером шляпа юноши, скинутая им на траву, кустик с розами у самого края площадки… Правда, работы, действительно, виделось много, и корпус слегка деформирован, да еще одна ножка отломана, хотя сам обломок в наличии имеется, и некоторые фигурки с потерями, у юноши нет кисти левой руки, у лошади — правой задней ноги, от жбана кусочек откололся.

Но главное — все это бесчисленное множество мест соединения фигурок в единое целое, штырьки с резьбой и пазы под них, требовали полного ремонта, долгой и кропотливой реставрации. Тут только Егупов оценил полный объем работ и их сложность, но это поначалу не сильно уменьшило его энтузиазм. Егупов стал обзванивать всех знакомых и спрашивать, нет ли у кого хорошего реставратора. Он получил и записал на всякий случай телефоны специалиста по фарфору, обивщика старинной мебели и даже человека, способного подновить картину.

Но ничего по профилю не находилось. Наконец один приятель вспомнил опытного часовщика и дал адрес мастерской. Егупов отправился туда, действительно, нашел мастера, но тот, внимательно осмотрев содержимое коробки, сказал, что корпусами не занимается, а только механизмами, но и под данный формат старинный механизм подобрать не обещает, максимум, что в состоянии сделать, это найти подходящего размера хороший эмалевый циферблат и, может быть, соответствующие стилю стрелки, а уж внутренность поставить современную.

Это Егупова даже не очень расстроило, конечно, он предпочел бы, чтобы часы получились полностью старинными, но уж бог с ним, и так сошло бы, однако мастер еще раз подтвердил, что самое сложное — реставрация корпуса, и все равно начинать надо с нее. А тут он ничем помочь не берется и даже не знает, кого посоветовать. Егупов первый раз с момента покупки коробки пришел домой грустный. Тут еще и жена, сразу отнесшаяся к выбрасыванию двухсот рублей из предельно скромных семейных накоплений на, по ее мнению, кучу лома, не очень одобрительно сказала несколько убедительных фраз.

Больше месяца Егупов с каждым, даже хоть чуть знакомым человеком, начинал разговор только с вопроса о реставраторе и, надо признаться, всем порядочно надоел. Но потом все же кто-то из сослуживцев через, в свою очередь, своих знакомых нашел человека, который вроде бы занимается бронзой.

Человек был краснодеревщиком, иногда действительно реставрировал старую мебель, и если на ней оказывались бронзовые накладки, то мог их подправить, почистить и покрыть специальным составом от окисления, но такая сложная работа, как с часами, ему не по профилю, не по плечу, и он не возьмется. Был, однако, крайне любезен и предложил, если какая надобность будет насчет мебели, то всегда пожалуйста, свой домашний телефон оставил.

Егупов понял, что собственные возможности исчерпаны полностью. Мастерские металлоремонта он обошел почти все в городе, поприставал уже ко всем, с несколькими знакомыми чуть отношения не испортил, но толку не было. Как акт последнего отчаяния, Егупов совершил подход к приемщикам в одну из основных комиссионок, куда иногда заскакивал посмотреть на часы, может быть, хоть эти люди, все же постоянно сталкивающиеся с антиквариатом, наведут на какой-нибудь правильный след.

Приемщки подтвердили, что да, вещь хорошая, если ее сделать, и возьмут с удовольствием, но вот посоветовать ничего стоящего не могут, никто из знакомых им реставраторов за такую работу не возьмется. Совсем понурый, с тяжелой коробкой в руках вышел Егупов с приемки и сел на скамейку неподалеку, выкурить сигарету. Тут к нему подкатил очень респектабельный мужик лет сорока, рассмотрел детали от корпуса и сказал, что готов за них в таком виде заплатить рублей триста. Егупов в первый момент даже обрадовался, раз человек готов такую вещь купить, значит, он может, или у него есть кто способный и реставрировать, но мужик ответил, что он, действительно, такими делами сам занимается, но исключительно для себя, а заказов не берет, и еще раз предложил купить.

Егупов, сильно огорченный, отказался, но мужик оказался настойчивым и всучил-таки Егупову свой телефон, на всякий случай, если надумает. Бумагу с телефоном Егупов машинально сунул в карман. Перед тем, как уехать окончательно, решил, раз уж все равно здесь оказался, зайти и в торговый зал, посмотреть, что нынче в продаже.

В отделе, как всегда в последнее время, был очень неплохой выбор часов, и даже кое-что вполне устроило бы Егупова, но стоило это кое-что тысячи под три, и оставалось только, повздыхав, отправиться домой. Что он и сделал. Последующие несколько дней Егупов был необычно молчалив, а жена его как раз наоборот необычно разговорчива. Излагаемые ею мысли были, впрочем, не очень сложны и даже не требовали такой велеречивости.

Да, действительно, скоро отпуск, в кои-то веки собрались по-человечески отдохнуть, с трудом отложили несколько сотен, и летней одежды приличной для курорта нет, и с путевками еще не все ясно, и за новый телевизор кредит не выплачен, и пылесос давно починить пора, выключатель заедает, одно мучение с этим пылесосом, а Егупов, вместо того, чтобы заниматься насущными делами, таскается по всему городу со своими железяками, уже выложил за них кучу денег и явно собирается выложить еще.

Короче, вытащил Егупов из кармана бумажку с телефоном, позвонил мужику, тот приехал немедленно и забрал коробку за триста рублей. Кроме прочего, Егупова смущали еще и заработанные им деньги, получалось что-то вроде спекуляции, ему никогда не приходилось продавать вещь дороже, чем покупать, да он за жизнь практически никаких вещей и не продавал, только однажды отнес в комиссионку костюм, когда выяснилось, что потолстел, а костюм вполне приличный.

Егупов даже в первый момент хотел отдать все сто рублей разницы бывшему хозяину бронзы, но жена доказала, что это глупость, что Егупов достаточно времени и сил потратил на все свои мытарства с этим ломом, и то, что он нашел такого удачного покупателя, вполне егуповская заслуга, и нечего деньгами швыряться, когда можно посмотреть на них как на законный заработок, да и Егупов ведь не специально покупал, чтобы заработать, а честно хотел для себя, ну, а уж коли не получилось да выдался случай… Впрочем, деньги действительно были далеко не лишними, и жене довольно быстро удалось уговорить Егупова.

И еще минуло несколько лет. Но мысль Егупова о часах не становилась менее четкой. Хотя, конечно, первая неудача несколько его отрезвила, но с другой стороны и раздражила, он ведь реально все-таки соприкоснулся, если не с вещью, то хотя бы с миром, где эти вещи существуют. Скажу более, Егупову даже случалось иногда, сидя на диване, очень зримо представить себе, вот тут, посреди стены, между книжным шкафом и дверью они должны стоять на высокой, специальной тумбочке красного дерева.

И тумбочку эту он тоже представлял очень четко, ее форму, цвет, бронзовые уголки на дверце… Самое смешное, что как раз с тумбочкой вопрос решился слишком обыденно и просто. В комиссионке на набережной, куда Егупов наведывался реже, чем в другие, так как специализировалась она на мебели, а часы там бывали не всегда, но, все же, если оказывался поблизости, заходил, эта тумбочка обнаружилась, спокойно стояла, никакого интереса ни у кого не вызывала и стоила всего двадцатку.

Правда, состояние ее то еще, обшарпана предельно, дверца кривая, верхняя крышка вздувшаяся. Да, честно говоря, и он бы прошел мимо, если бы она не была, ну, просто той самой, что виделась ему под воображаемыми часами.

После осмотра в мастерской реставратор успокоил Егупова, никаких, мол, проблем, пузыри уберем, все поправим, будет как игрушка, а вещь, действительно, хорошая, не чистого, конечно, красного дерева, фанеровка только, но отличного качества, до эпохи поточного производства сработана. Сошлись за все про все даже замочек на дверце обещал починить и ключик подобрать на восьмидесяти рублях.

Когда дней через десять принес домой, так даже жена осталась довольна. Во-первых, Егупов неучтенную семейным бюджетом премию на работе получил и мог соврать, что тумбочка обошлась ему всего в пятьдесят, а не в сто, а во-вторых, выглядела она действительно чудесно, а что такое пятьдесят рублей при современных ценах на мебель, когда столько же стоит немецкая подставка под телевизор из ДСП под пленкой, да и за той гоняются.

И встала тумбочка идеально, где Егупов и предполагал, и стояла там, как будто извечно, настолько к месту оказалась. Те часы, только сделанные, на этой тумбочке. И опять шло время. И оказалось, что Егупову совсем скоро должно исполниться пятьдесят. И одновременно почти как раз серебряная свадьба. Решили объединить эти два события и, как следует, отметить.

Гостей неожиданно много собралось, для их, разумеется, однокомнатной квартиры, человек двадцать, еле втиснулись, впрочем, было довольно весело, стол отличный, даже потом на кухне немного потанцевали.

Разошлись очень, не по возрасту даже, поздно, и Егуповы решили ничего не трогать, только еду из комнаты убрали, чтобы не пахло, и сразу легли спать. А уже на утро, выспавшись, как следует, принялись за уборку и мытье посуды. Но сначала решили рассмотреть подарки, вчера их, впопыхах, благодаря, складывали на подоконник, больше места не было, только цветы разворачивали и в вазу ставили. Внимание Егупова прежде всего привлекла довольно крупная коробка, что, он помнил, от сослуживцев, от двух приятелей, инженеров из его отдела, хороших ребят, лет двадцать все вместе работают, они как раз вчера больше всех выпили, но, впрочем, без всяких безобразных последствий.

В коробке оказались часы. Наверху циферблата сидит девушка и протягивает стоящему внизу юноше цветок. Вот цветок отлит уж слишком топорно, а так бы и очень ничего. Егупов не ожидал, что его память автоматически фиксирует такое множество мелочей, относящихся к часам, даже вовсе его не интересующим. Он узнал по телефону, сколько сейчас точно времени, аккуратно поставил стрелки на подарке, завел его и водрузил на тумбочку. Все в комнате было у него хорошо. Мебель отличная, давно уже не тот шкаф светлой полировки или сервант, что когда-то считались верхом моды и комфорта, а дорогой румынский гарнитур.

На окнах портьеры по шестнадцать рублей метр, люстра чешская с подвесками, телевизор цветной. И не только в комнате, в квартире тоже все хорошо.

Специальный светильник кухонный, немецкий. И в передней тоже специальный — это уже в художественном салоне покупали. Прихожая отечественная, но очень солидная, задняя стенка под кожу обита и на ней крюки. Да что там, в комнате и квартире. В жизни все было хорошо. Жена, дом, работа, друзей вчера вон оказалось сколько. И часы на ней. Егупов еще раз внимательно оглянулся и пошел на кухню помогать супруге мыть посуду. Больше он никогда не вспоминал о старинных часах.

После свадьбы Поселок Быков разделен на две части. Если ехать от города, то слева от железной дороги расположен большой современный жилой массив.

Самому старому зданию тут не больше двадцати лет. Своим возникновением новый поселок обязан построенным в шестидесятые годы крупному шелковому комбинату, ремонтно-механическому заводу и еще нескольким предприятиям поменьше. Имеется ресторан с дискотекой, кафе, два кинотеатра, торговый центр. Прочие необходимые учреждения, начиная от сберегательных касс и кончая общественными пунктами охраны порядка, тоже находятся здесь.

На четырех перекрестках светофоры. Еще на одном — мигалка. У окраины возводятся две девятиэтажки. Так что скоро появится свое лифтовое хозяйство. Справа от дороги тянется одна единственная, правда, довольно широкая и очень длинная улица. Вдоль нее, за прочными красивыми заборами стоят обшитые тесом, а то и облицованные кирпичом, крытые шифером домики, самому молодому из которых не меньше тридцати.

А вообще Быков — село древнее, и веков ему много. Но постепенно переползает оно через пути, рушатся старые дома, строительство в правой части не поощряется, переезжают люди в новые квартиры, и хоть еще не завтра наступит то время, но наступит оно неотвратимо, когда полностью переберется народ на левую сторону, и Быковым станет называться поселок, а к тому моменту, вернее всего, даже город, к настоящему Быкову никакого отношения, по сути, не имеющий. Но пока это единый населенный пункт со статусом районного центра.

Единый не только в смысле административном, но вообще без намека на какую-либо дискриминацию одной из сторон. У многих молодых, имеющих квартиры слева, родители или другие старшие родственники продолжают владеть домами справа. И наличие родства в старой части является довольно почетным, говорит о глубоких корнях, о том, что человек здесь не какой-то пришелец, а истинно местный, с тылами, со связями, даже, если хотите, на крайний случай, и с защитой большей, чем неизвестно откуда взявшийся жилец слева.

Здание вокзала находится на самой границе. Фасадом своим, предельно неказистым, с крохотными окошками и косыми крашеными дверями повернуто оно, естественно, к старой части.

Уже начато строительство нового помещения и, конечно, с другой стороны дороги и, развернутое в противоположную сторону, но пока до завершения этого сооружения далеко. Так что реальным центром остается площадь перед убогим фасадом, с которой во все стороны поселка отправляются рейсовые автобусы, частные автомобили встречающих родственников и грузовики неизвестной принадлежности, развозящие по окрестным деревням вернувшихся из города крутых старух с необъятными холщевыми мешками.

Взгляд же человека приезжего, не сразу отправившегося в нужном направлении, а задержавшегося на площади по какой-либо причине, неизбежно с некоторым удивлением остановится на единственном здании с противоположного края асфальтового круга. Право, смешно, подумает приезжий, особенно из мест, сильно тронутых цивилизацией. И снисходительно усмехнется сельским претензиям на светскость.

Однако, если он все-таки ввиду задержки транспорта или просто из любопытства толкнет легкую дверь заведения, то будет приятно удавлен. Но пиво есть всегда и всегда свежее. К пиву опять-таки всегда, что очень важно, найдется бутерброд свежего ржаного хлеба с парочкой сочных килек поверх, украшенных перышком зеленого лука.

Ядреные сушки, усыпанные крупными кристаллами соли. Ставрида холодного копчения, аккуратно порезанная и соседствующая на картонном кружке с половинкой крутого яйца. Жестяная формочка с несколькими ломтиками жареной наваги, горкой хрустящих картофельных ломтиков и соленым огурцом. Причем навага, действительно, прожаренная до нужной кондиции, с отливающей бронзой от подсолнечного масла корочкой, а огурец действительно соленый, крепкий до хруста, одним словом все отнюдь не обычного общепитовского образца.

Бывают еще сосиски и бутерброды с вареной колбасой. Но это товар сложный, его стараются здесь не афишировать, он у окрестных хозяек нездоровый интерес вызывает. Само помещение бара невелико. Там с трудом помещаются шесть высоких круглых металлических столов для стоячего приема налитков и небольшой столик с тремя стульями у правой стены, который имеет особое предназначение, о чем ниже.

Далее расположена стеклянная стойка, за ней длинный рабочий прилавок и полки над ним. Сбоку дверь в подсобные помещения. Каковы они, я не знаю, и никто не знает, но думаю, достаточного размера, отказа принимать бутылки из-за того, что ящики ставить некуда, здесь еще никогда не было.

Столы чисты, убираются они моментально по освобождении, на каждом солонка, розетка с горчицей и пластмассовый стаканчик с салфетками. Правда, самих салфеток там, в основном, не бывает, они выдаются у стойки по требованию, потому как некоторые хозяйственные мужики пристрастились пополнять домашние запасы за счет заведения при дефиците этого товара в данной местности.

По той же причине только за стойкой выдается и перец, но спрашивают его редко. Да, что еще очень принципиально, работает бар без выходных, только в понедельник у него укороченный день, до обеда, и строго по тем часам, что обозначены красной краской на вывеске у входа.

Царствует за стойкой и осуществляет все общее руководство Анна Степановна Быкова, женщина лет пятидесяти, до сих пор еще с отчетливыми признаками серьезной былой красоты на лице. И что самое неожиданное в этих местах и при подобной должности, сохранившая отличную фигуру и прекрасные, стройные, очень молодые ноги. Успешно и тщательно поддерживает порядок в зале, добросовестно моет посуду, обладая уникальной способностью не оставлять жира на аллюминиевых вилках и постоянно бурча что-то под нос, бойкая старушка неопределенного возраста по фамилии Дутик, на которую исключительно и откликается, не признавая никакого другого наименования.

Работает она, не останавливаясь, живет на какой-то соседней станции, никто точно не знает, где, имеет некие не очень понятные финансовые дела с определенным кругом лиц мужского пола, испытывающих постоянные затруднения в такого рода делах, за что неоднократно была предупреждаема женами, но это все на уровне слухов, доказать что-либо конкретное пока никому не удавалось.

Числится здесь еще грузчиком Григорий Аргунов, человек слабого здоровья с обиженными глазами. Ему лет тридцать, есть смутное подозрение, что закончил он не только восемь классов, о коих пишет в анкете, и не пьет совсем. В работе он безотказен, однако дел у него немного, и большую часть времени проводит он на лавочке вокзального перрона, упорно следя пристальным взглядом за проходящими поездами. Если в грузчике возникает редкая надобность, он откликается на призыв руководства моментально, имея крайнюю щепетильность в вопросе о заслуженном куске хлеба, но поднимается со скамейки явно неохотно, совершая откровенно неприятное для себя усилие.

А работы у Аргунова немного вот почему. И на самом деле фамилия ее не Быкова, а Черных. Быковой зовут по старой привычке. Еще несколько десятков лет назад здесь больше чем полсела были Быковы. Имелись несколько других старых исконных фамилий, но эта являлась и самой распространенной, и самой уважаемой.

Многие считались родственниками, многие родственность свою давно потеряли, но все равно фамилии держались, и если Быков приходил к Быкову, то это не просто человек с улицы зашел. Сейчас, конечно, уже не так, особенно в новой части поселка, и суетный пришлый народ может кое над чем даже посмеиваться.

Но все же Быкова есть Быкова, и серьезные люди это понимали и Анну Степановну именно так и звали, хотя и знали, что по паспорту она Черных, и несмотря на то, что сама Анна Степановна частенько, а в присутствии мужа всегда поправляла собеседника и указывала, что она давно уже Черных, а не Быкова.

Андрей Леонидович Черных, муж Анны Степановны, был инвалидом. Левую ногу у него ниже колена заменял протез. Такой, знаете, самый обычный деревянный протез темного цвета с резинкой на конце, чтобы не очень стучать.

Лет Андрею Леонидовичу не многим более шестидесяти. Он высок, темен лицом, глаза небольшие и несколько непривычно расставлены, волосы до сих пор густые, хоть и прилично тронутые сединой, рот крупный, но губы тонкие, нос самый обычный, довольно прямой, разве только крылья великоваты. Приятности особой ни в лице, ни в фигуре этой не было, но взгляд на ней останавливался.

Хотя, может быть, тут основную роль играл и протез. Черных к бару официально никакого отношения не имел, однако ходил сюда как на работу, и именно его присутствие обусловило столь малое участие в делах грузчика Аргунова.

Только когда требуется срочно разгрузить машину с тяжелым товаром или быстро перекидать ящики с пустыми бутылками, Андрей Леонидович обращается за помощью. Всю же остальную работу он выполняет самостоятельно, передвигает, пододвигает, уносит, приносит, готовит бутерброды и раскладывает прочие разные порции по картонкам и жестянкам. Анна Степановна помогает в этом деле мужу изредка, когда в зале никого нет; такого, чтобы у стойки стоял человек, а хозяйка отсутствовала, здесь не понимают.

Если уж совсем ей необходимо отойти, то Черных ее на пару минут подменяет. Но делает это неохотно. Вообще при посетителях появляться не любит. Лишь в самом крайнем случае. Живут муж с женой в нескольких шагах от бара в собственном доме. Дом этот еще родителей Анны Степановны. Изнутри он переделан, там сейчас все удобства, но это для поселка обычно. На самом деле, что там внутри происходит, и как что выглядит, никто толком не знает.

Ходят слухи о серьезных деньгах. Но ни одна ревизия никогда в баре никаких нарушений не обнаруживала. А в свое время ревизий этих ездило больше, чем достаточно. Кто-то куда-то писал и очень активно. Местные же специалисты со стажем утверждают, что воды в пиве нет, никогда не было, и кружки всегда доливаются полностью. Но при этом тоже уверены, что Быкова ворует, ревизоров покупает и накопила уже миллион. Ревизоры никогда от Быковой копейки не видели, хотя некоторые и намекали.

Относительно всего остального сказать ничего не могу. Андрей Черных сошел с поезда на станции Быков летом сорок девятого. Одет был в выцветшую гимнастерку без знаков отличия и совсем уж непонятного происхождения штаны. В одной руке палка, не специальная, просто отрезанная от какого-то дерева, и опирался на нее Андрей не часто, только когда приходилось куда-нибудь подниматься или спускаться, а остальное время лишь изредка меланхолически постукивал ею по протезу.

В другой руке он нес довольно вместительную хозяйственную женскую сумку из черного дерматина, порыжевшего от времени. В сумке лежали носки — четыре пары, рубашка — одна, носовые платки — шесть штук и черные сатиновые трусы.

Более имущества у этого человека не имелось. В то время одноногий мужик не мог вызвать особого интереса в поселке. То есть мог скорее, как мужик, чем как одноногий. В Быков после войны вернулись немногие, а из вернувшихся увечных оказалось достаточно. Еще четыре-пять лет назад и на такого-то у многих баб загорелись бы глаза, но уже подросла или вот-вот должна была подрасти молодая смена, острота ситуации несколько спала, и появление нового лица реакцию вызвало крайне слабую.

А ведь Черных был красив. Уже тогда в его чертах проглядывала некоторая неприятность, а в манере поведения обидный оттенок. Но красив он был без разговоров. Передвигался инвалид на своем протезе уверенно, сила в чуть длинноватых даже по его немалому росту руках оказалась исключительная, так что Андрея сразу и с радостью взяли на железнодорожный склад.

Исполнял он должность не очень понятную, то ли сторожа, то ли плотника, то ли помощника кладовщика, но деньги платили вполне определенные, и на жизнь хватало. Вот с жильем плохо, но как-то исхитрились и выделили каморку при том же складе, с единственным условием — гостей к себе особо не водить. Условие это было для Андрея необременительным, так как ходить к нему в гости было некому.

Он здесь считался чужим. Тогда это еще имело значение. То есть при желании, конечно, инвалид мог найти в поселке круг общения, никто его специально не избегал, разве что было бы это общение до определенной границы и не далее, но, впрочем, желания общаться никаким образом Андрей не выказывал и существовал спокойно, для поселка вовсе незаметно. Хотя один хороший знакомый у него появился. Другом и даже приятелем назвать его трудно не только из-за почти десятилетней разницы в возрасте или совершенного несходства характеров, такое как раз встречается, но просто сами отношения имели с дружбой и приятельством мало общего.

Младший сержант милиции Петр Васин отличался розовым лицом и звонким голосом. Говорил младший сержант много, и главной темой его речей служили удивительные подвиги Петра Васина на ниве борьбы с бандитизмом. Врал он немилосердно, но при этом действительно имел два пулевых ранения в правое плечо и одно ножевое в бок. Андрей слушал милиционера всегда молча и крайне невнимательно, поил чаем с баранками и мокрой колбасой, обрывал обычно посреди фразы откровенным зевком и твердо отправлял домой.

А на дорогу заворачивал ему кулек с бутербродами, добавляя по возможности то пару яблок, то коробку леденцов, а то и жирную тихоокеанскую селедку, до которой оба, как выяснилось, большие охотники, в чем единственно проявляли сходство вкусов. Петя всегда несколько смущался, но всегда кулек брал. Он имел большую прожорливую и вечно недоедающую семью, в которой был единственным и не очень удачливым кормильцем. Обычно, когда человек говорит: У Пети все имело свой первоначальный и совершенно открытый смысл, без оттенка какой-либо оценки.

Но самим объяснениям верил отнюдь не безоговорочно, и потому зачастую его непонимания они не умаляли. Посреди поселка стоял магазин. В нем имелось несколько отделов и в каждом — свой продавец. Но самой большой популярностью пользовался прилавок, где отпускались крупы, хлеб и водка. За прилавком этим трудилась Анька Быкова. Понятно, знали ее в поселке все. Отец с фронта не вернулся. Мать за войну надорвалась с четырьмя мал-мала-меньше и в конце сорок шестого прилегла под вечер с виноватой улыбкой, сказав, что знобит немного.

Анька осталась за старшую с двумя сестрами и братом. Ребят предлагали определить в детский дом, но она не дала. Кое-как перемогались в своем хозяйстве, подрабатывали и на станции, и в ремонтных мастерских, хотя какое там хозяйство и какой приработок! Близких родственников не было, а дальних — что чуть не все село: Однако вот уже больше года, как, войдя в положение, определили Аньку в торговлю.

И жить стало можно. Первым делом на всех накупили конфет. Ей девятнадцать, и она хороша. Люди жалели девку и уважали за труд, за ребят, которых тянула без разговоров, и ради которых готова снять последнюю юбку.

Но все неприятности жизни, казалось, не оставили в душе ее даже малейшего следа, и по легкости характера, по частому смеху и почти наглому блеску глаз можно было решить, что судьба немыслимо избаловала эту смазливую девчонку. Вокруг нее постоянно вертелась стайка поселкового молодняка из самого цвета, и существовало мнение, что вертелась не совсем платонически. Вообще разговоры ходили разные. В них упоминался и какой-то лейтенант из демобилизованных, почему-то слишком затянувший свое пребывание на промежуточной станции по дороге на родину.

И главный инженер ремонтных мастерских, начавший особенно часто ездить в местные командировки. И еще ряд товарищей поминался с той или иной степенью достоверности. Произошел и скандал, когда жена одного из поселковых начальников пыталась вцепиться Аньке в волосы прямо на рабочем месте.

Хотя, как выяснилось впоследствии совершенно точно, имела место явная ошибка. Но начали смотреть на Быкову образом уже вполне определенным. Кое-кто из старших пытался повлиять. Магазин оказался единственным общественным местом, куда по необходимости Андрей Черных вынужден был заходить.

Тут он познакомился с Анной, через три месяца прямо в магазине, принародно, громким отчетливым голосом сделал ей официальное предложение и ушел, не дожидаясь ответа. Если б я тебя еще не знал, мог бы подумать, тебе в каморке надоело, ты на ее хоромы польстился.

Хотя врать не надо, дом справный, вполне даже капитальный дом, ну так тебе же на это наплевать. А тогда какой смысл? Ну, что она моложе сильно, так и хорошо даже, но ты же, извиняюсь, на протезе, угнаться тебе за такой?

Тебе баба нужна строгая и с понятием. А у той в голове что? Ты хоть знаешь ее? Ты ее десять раз за стойкой видел да один раз до дому проводил, папиросы изо рта не выпуская.

Думаешь, я не знаю, мне все докладывали. Младший сержант в этот раз был отправлен домой раньше обычного, правда, с двойным грузом гостинцев. Но его это не утешило. Надо сказать, человеком Петя на самом деле являлся до крайности бескорыстным. Анна Быкова куда-то на неделю исчезла, потом вернулась с резкими тенями у глаз и чуть покусанными губами, прошла через весь поселок белым днем прямо в каморку к Андрею и оставалась там часа три.

Свадьбу сыграли под Новый год. До свадьбы Черных переезжать в дом жены отказался. Гостей на свадьбе, кроме Пети, не было. Они очень хотели иметь детей, но не получалось. Андрей все собирался поехать в город к врачу, Анна его отговаривала. Потом он как-то съездил, даже не сказав жене, и по приезде тоже велел ей собираться.

Потом у них был долгий разговор. Потом они все же поехали. А по приезде у них опять был долгий разговор. Сестры Анны неожиданно стали взрослыми. Одна вышла замуж, а вторая уехала учиться в город. Брату, самому младшему, исполнилось шестнадцать, он начал пытаться отращивать усы, регулярно ходил на танцы, собирался стать шофером, в общем, несмотря на все свое уважение к родственникам, зажил самостоятельной жизнью.

К тому времени Анна с Андреем, женатые пятый год, решили взять девочку из детского дома. Сначала девочку, а потом, через пару лет, еще и мальчика. Вернее, решил Андрей, а Анна согласилась. Какие-то там нужно было документы оформлять. И Черных уже начал оформлять эти документы, когда в магазин зашел Федька Быков. Федька этот считался вроде даже дальний родственник Анны, через троюродную бабку, и принадлежал к той самой стайке, что в свое время крутилась у прилавка.

И фигуру, и выражение лица он имел уж очень сильно характерные, настолько сильно, что получил прозвище Бык, которое никогда никому из Быковых не давалось по слишком большой близости темы. Зашел Федька в магазин с двумя приятелями. Под дозой, но не сильно. А денег не было.

И Бык надеялся по старому знакомству у Анны призанять. Совершенно случайно в это время в магазине находился и Андрей. Он проходил мимо, а жена увидела и попросила помочь открыть ей ящик с яблоками. Вот этот самый ящик в тот момент Черных и пытался открыть стальной свайкой. Одну бутылку вина Анна дала им практически сразу, только чуть поворчав для виду. Но окрыленный быстрым успехом Бык на этом не успокоился и стал довольно нахально просить еще.

Даже, можно сказать, требовать стал. Анне было не жалко. Она не сомневалась, что Федька отдаст, в селе порядки такие, что занятое не заматывалось. Если бы Федька втихую один на один попросил, Анна дала бы сколько надо. Но Федьке сейчас втихую было не интересно. Ему еще и перед приятелями спектакль устроить надо, что вот он, мол, какой, и нигде ему ни в чем отказу нету. А это уже Анне совсем не требовалось. Магазин есть магазин, и нельзя, чтобы у людей возникло впечатление, будто здесь можно товар без денег получать.

Так до худого близко, не частная лавочка. И, пожалуй, одерни строго Анна Федьку, убрался бы он восвояси, не так и пьян был, и опять же понимал, в магазине находится, в государственном месте. Но с другой стороны, особенно грубо выгонять Быка Анне тоже не хотелось.

Он все-таки был свой. И родная сестра его в подружках у Анны с пеленок. И отцы их вместе на фронт уходили, и оба не вернулись. Так что Анна старалась уладить конфликт мягко. Чтобы и свою принципиальную линию отстоять, и Федькиного самолюбия не затронуть. Она с шуточками доказывала Быку, что, мол, бутылки им вполне хватит, корила мужиков, что не могут на выпивку заработать, раз уж так хочется, подмигивая, спрашивала Федьку, к кому он собрался с таким угощением и не лучше ли взять конфет, в общем, вела себя политично.

Черных во всей этой местной политике совсем не разбирался, а потому, возясь со своим ящиком, несколько раз поднимал на жену удивленно глаза, пытаясь сообразить, почему она до сих пор не послала ребят куда подальше. Федька же тем временем все более распалялся и, совсем уже перейдя в своих речах всякую границу, стал подпускать какие-то неясные намеки на то, что вот сейчас Анна стала такая строгая, а вот было время… Тогда Андрей, приподняв голову над грудой товара, сказал ребятам устало и совершенно мирно: Вы бы шли домой, а?

Федька еще более изумился, и у него от возмущения чуть дыхание не перехватило, а лицо начало наливаться синим с красным: Да мы в свое время с Анькой!.. Конечно, суд принял во внимание смягчающие вину обстоятельства. И то, что их было трое. И то, что они выпивши. И противоречащий принципам социалистической законности характер требований Быкова Ф. И то, что Черных инвалид.

Но меньше трех лет никак дать было нельзя. В конце концов, ни Федька, ни его приятели первыми не нападали. Про шлепок по заду на суде сказано не было, а если бы и было, нельзя же в самом деле серьезно считать его причиной для почти полугодичного пребывания каждого из троих приятелей в больнице. Так что вышел Черных только в пятьдесят восьмом. Когда у Анны сел муж, многие из вертевшихся около нее в свое время мужиков начали с надеждой слюнки ронять.

Бойкая смазливая девочка за эти годы превратилась в женщину той совершенной красоты, что не может оставить равнодушным мужчину независимо от чистоты его помыслов. В покое Быкову не оставляли, пытались всяческие намеки делать, чуть не колесом ходили, и очередь у ее прилавка шла всегда чрезвычайно медленно, вызывая этим скандальное бабское настроение.

Проходил месяц за месяцем, а в среде даже самых злых языков не рождалось и тени сплетни. Анна была со всеми ровна до предела, исключительно вежлива, но улыбаться перестала вовсе. После работы каждый день до дому сопровождал ее брат, вымахавший в нескладного верзилу с литыми кулаками, и более на улице Быкову не видели даже по выходным. Местные потихоньку начали отставать. А через полгода оказался в поселке проездом какой-то очень большой областной начальник и задержался.

В магазин он заходил три раза на дню, и ему аккуратно отпускали кильки и сахар, которых, по самым скромным подсчетам, должно было скопиться у него с запасом на много лет вперед. Пытался поджидать Анну у выхода, но брат по малолетству, несмотря на свой внушительный вид, в чинах не разбирался и считался грубияном. Так что ответственный товарищ оказался вынужден, поймав момент, когда народу оставалось немного, прямо в магазине наклониться к Быковой и что-то тихонько ей прошептать.

Одним коротким ударом руки, с детства привыкшей колоть дрова на всю семью, Анна разбила товарищу лицо. Со дня на день ждали, что поедет она вслед за мужем. Но время было особое, и товарищ, видимо, решил не возникать.

Анну даже не выгнали с работы. То есть вообще никаких не случилось последствий. Только в покое ее оставили совершенно. Возвращение Андрея Леонидовича не явилось для поселка событием особенно заметным. В другую пору эта история еще многие годы оставалась бы живейшей темой для разговоров, но тут все сдвинулось и перемешалось. Начиналось строительство комбината, со всех концов страны ехали сотни людей и складывались в тысячи.

И специалисты самых высоких рангов, и энтузиасты с путевками, и множество амнистированных понастроили бараков на левой стороне, началась своя, невиданная еще в этих местах жизнь, полная событий и происшествий, только вчера казавшихся невероятными, и в этой суете потонула встреча двух немолодых людей, вставших друг напротив друга у порога крепкого еще, но явно начинающего дряхлеть дома.

Дом они отремонтировали, полностью перестроив изнутри, как только собрались с силами. Перестраивали с расчетом на большую семью, даже на несколько семей, брат должен был вернуться из армии, да и сестра, устроившаяся пока после техникума в городе, намекала в письмах, что собирается замуж и приехать.

Но брата после действительной потянуло зачем-то в Сибирь, где он и застрял, а сестра хоть и вышла замуж, да у мужа ее оказались совсем другие планы и возможности. В шестьдесят пятом у поселкового руководства возникла идея открыть на привокзальной площади пивной бар. Хотя толком, что это такое и как делается, чтобы не получилось обыкновенной пивнушки, никто не знал, но идея понравилась, в ней было что-то, отвечающее новому духу поселка и людям импонировавшее.

Репутация Анны Степановны Черных как торгового работника с большим опытом, хоть и без специального образования, считалась безупречной, ее аккуратность и деловые качества давно ставились в пример молодежи, так что предложение именно ей организовать и возглавить новое дело представлялось всем совершенно естественным и единственно верным.

Андрей Леонидович работал тогда заведующим складом комбината, куда был поставлен, несмотря на судимость, лично генеральным директором, человеком, обладавшим властью хотя бы подобные вопросы решать без оглядки на чье-либо мнение. Черных вышел на небольшую инвалидную пенсию, и они с Анной взялись за дело.

Его общие идеи и неплановые физические работы, она осуществляла непосредственное коммерческое исполнение и представительство. Не сразу, но стало получаться. Поначалу не обошлось, конечно, без сложностей и недоразумений. Сборная публика, постоянно тусующаяся у нескольких основных торговых точек разросшегося поселка, решила, что просто-напросто создали для них крытое помещение с удобствами по холодному времени.

Но ее постигло разочарование. Не только не шла речь о том, чтобы распивать в баре что-нибудь, кроме пива, но даже человек, уже перешедший за некую грань в своем состоянии, не мог ожидать здесь понимания. Грань определяла лично Анна Степановна на глаз и сразу. В этом случае она жестко приказывала нарушителю удалиться и далее ни в какие обсуждения спорного вопроса не вступала.

Немалое значение тут, естественно, имело и то, что на заднем плане постоянно маячила темная фигура Андрея Леонидовича, про которого интересующиеся быстро выяснили все подробности уголовного прошлого и известные дурные стороны характера. К тому же иногда можно было наблюдать через открытые ворота заднего двора, как Черных, уперев в землю деревянную ногу, разгружает пятитонку ящиков с пивом, которые еле успевает подавать ему Аргунов с шофером.

Так что указаний Анны Степановны обычно слушались даже не очень контролирующие себя клиенты. Если же происходила накладка, и являлся посетитель, потерявший всяческое соображение, или кто-то новенький, не предупрежденный еще, или просто загулявший проезжий пассажир, то и в этом случае конфликт разрешался без непосредственного вмешательства Андрея Леонидовича.

Хозяйка подавала кивком головы приказ Дутику, и через пару минут со станции появлялся старшина Васин. Он решал все вопросы. Но при строгости местных порядков одно правило здесь никогда не соблюдалось. На стене висел красочный плакат, категорически воспрещавший курение. Его велели поместить поселковые власти лет пять назад, когда началась очередная кампания против курения в общественных местах, и Анна Степановна указание выполнила, как выполняла всегда и все, относящееся к работе и исходящее свыше.

Однако Черных был глубоко убежден, что для курящего человека кружка пива без сигареты является полным бредом, а пивной бар не место для ищущих наслаждения свежим воздухом. И потому в ответ на кампанию, приделав под потолком два мощных вентилятора, официально объявил, хоть и в устном порядке, что на плакат можно внимания не обращать и бычки в рукав не прятать.

Если же за малостью помещения под вечер становилось совсем не продохнуть, то посетители на пару минут выгонялись на улицу, открывались все двери с противоположных концов, и сильным сквозняком атмосфера восстанавливалась. Надо сказать, что эти меры у публики вызывали глубокое удовлетворение. В то утро, о котором, собственно, и пойдет речь, бар оставался пока почти пустым. Открылся он как обычно в девять, но за прошедшие сорок минут не было продано еще ни одной кружки пива, что иногда случалось по понедельникам.

Только за маленьким столиком у правой стены сидела женщина лет тридцати в плохоньком осеннем пальто с двумя детьми. Такое здесь позволялось не часто, только в отсутствии настоящих клиентов.

На станции буфет очень убогий, и в тихие утра Анна Степановна пускала позавтракать проезжих с маленькими детьми. Черных относился к такому послаблению порядка даже скорее одобрительно, но строго следил, чтобы эта публика особо не засиживалась после начала серьезной пивной торговли, считая не все произносимые в этот период словосочетания полезными детскому слуху. Свобода слова, кстати сказать, в баре тоже никак не ограничивалась, регламентировалась только громкость; при слишком утомительном гвалте Анна Степановна несколько раз повелительно стучала гирькой о жестяную облицовку рабочего стола и мерзким этим звуком мгновенно приводила в себя не в меру разоравшихся.

Женщина, с наслаждением дуя на пальцы, обдирала с сосисок целлофановые шкурки, а девчонки тем временем втихую отбирали их друг у друга и пытались надуть. В бар вошла компания с не очень хорошим цветом лиц.

Состояла она из супружеской пары за сорок, сразу видно, что супружеской, и державшейся так супружески, что дальше некуда, коротко стриженного парня и серьезного товарища под шестьдесят.

Вошедшие как-то неопределенно кивнули Анне Степановне, она так же неопределенно ответила. Супруги с товарищем остались у ближайшего ко входу стола, а парень подошел к стойке и взял четыре кружи. Потом молча каждый выпил свою, и все глубоко, с некоторым облегчением вздохнули.

Были они со свадьбы. Заместитель председателя райисполкома Быков В. Нельзя сказать, чтобы уж очень удачно, но поскольку невесте оставалась пара месяцев до родов, то сильно привередничать не пришлось.

Жених из демобилизованных, приехавших на разраставшийся комбинат по оргнабору, никакими пока трудовыми или общественными успехами отличиться не успел, внешне тоже казался тихим и незаметным, даже, если совсем честно сказать, то просто-таки несколько плюгавеньким смотрелся парнишка.

А дочка зампредовская в поселке считалась невестой видной, с медицинским училищем и разговорами об институте. Да и сама собой вполне, хоть пятидесятого размера, но при соответствующем росте и прочих достоинствах.

Местные вкусы, одним словом, удовлетворяла. А тут такая промашка. Парню быстро объяснили суть дела, он, собственно, сильно не возражал, хотя для виду и запил дня на три. И по пьяни обронил что-то типа того, нечего, мол, было с медицинским образованием все сроки пропускать.

Однако все кончилось полюбовно, и с другой стороны, если посмотреть, то невесте тоже двадцать пятый пошел, и из города после училища приехала она с некоторой задержкой и довольно мрачной физиономией.

Парень же ей достался, по сути, не сильно пьющий, с профессией, без сильных претензий, к родителям сразу с полным уважением. И получалось, что все вроде так на так. Гостей со стороны невесты выходило больше сотни. Одних только родственников два автобуса. Еще подруг с друзьями, самых близких только, разумеется, да они тут все самые близкие, вся улица с переулками.

А вот у жениха сложнее. Мать приехала из далекой северной деревушки, из бригады двое, что почище, остальных совсем уже звать было нельзя. И тогда жених, оказавшись с гонором, достал небольшие свои сбережения, призанял, где сколько мог, под будущее родство давали с охотой, заручился еще на всякий случай понимающим кивком со стороны самого зампреда и отправился на почту. Были восстановлены в памяти все двоюродные, троюродные и вообще неизвестно какого родства братья и сестры, с которыми давным-давно никто не общался, но чьи адреса каким-то чудом по традиции не нашего времени сохранились у матери в потертой ученической тетрадке.

Тупое быдло и высокие интеллектуалы. Ради самых грешных утех и ради самых святых дел. Ради своих здоровых и ради чужих больных детей. Я могу вас поздравить. Теперь вам больше не грозит завоевание американцами, и вы навсегда спасены от так ненавидимой вами и пугающей вас угрозы либерализма, ассоциирующегося исключительно с сексуальными извращениями. Вам гарантирована безусловная стабильность, вертикаль, твердая рука и неизменная поза вставания с колен. Вы добились всего, чего хотели. Это редкое счастье для человека.

Привет от Джона и Уильяма. С добрым утром, дорогие товарищи! Если говорить серьезно, то меня интересует, конечно, не избирательный бюллетень, а душа человеческая.

И именно в ней, прочитав эту книгу, если хоть один человек проголосует против Путина, если хоть один человек не проголосует за Путина, если хоть один человек, собиравшийся голосовать за Путина, не проголосует вовсе и даже если множество людей, совсем наоборот, немедленно начнут голосовать за Путина, я посчитаю свою работу выполненной успешно.

Posted on

Спецназ ошибок не прощает Александр Тамоников

Приведена классификация ценных бумаг и самого фондового рынка. Дана краткая характеристика […]. Спецназ ошибок не прощает Добавил: Спецназ ошибок не прощает скачать. Сенсационное видео о Спецназ ошибок не прощает.

Искала "Спецназ ошибок не прощает" - здесь скачала без проблем, быстро и качество хорошее. Зови меня ястребом Агенты американской разведки, внедренные на территорию России, сбились с ног. Pieces and the Sonata for Piano Простительная ложь Опасная профессия: Бизнес-курс Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования.

Журнал Аудиоспектакли Афоризмы, цитаты, притчи Биографии. Обиходно-бытовые рекомендации Досуг и творчество детей Дошкольникам Другие виды коллекционирования.

Справочная литература по антиквариату Изучение языков мира Искусство. Делопроизводство Книги для родителей Книги-билингвы Коллекционирование Комиксы. Манга Компьютерная литература Красота. Напитки Любовные романы Любовь и эротика Маркетинг. Реклама Медицинская литература Менеджмент Мифология Молодежная литература Монеты и банкноты Музыкальная школа Научная и техническая литература Общие справочники Ордена, медали, знаки отличия Педагогам Познавательная и справочная литература Поэзия Предпринимательство.

Отраслевой бизнес Проза Публицистика Путешествия. Спорт Разговорники Религии мира Рукоделие. Творчество Сад, огород, цветы, дизайн участка Сборники Скандалы. Катастрофы Словари Строительство, ремонт Студентам и аспирантам Торговля. Дети мои 12 рец. Дорога на север 1 фото.

Мало избранных 12 рец. Книги из серии Батальон мужества. Книги автора Тамоников Александр Александрович. Волынская мадонна 13 фото. Лучшая цена на лучшие книги о войне. Книга 1 1 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Спецназ ошибок не прощает " автор Тамоников Александр Александрович , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений!

Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Знаменитая Алиса в деталях. Навигатор по детским книгам. Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно. Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас.

По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей. Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки. Введите Логин в ЖЖ:

Posted on

Александр Третии? в Русской? литературе А.А. Шевел

Затем учился в Ленинграде, в техникуме и в Ленинградском институте точной механики и оптики, который закончил в году. В году окончил в Москве Высшие литературные курсы. Автор многих сборников стихов: Книги, вышедшие после смерти поэта: Сборник стихов - песен "Где-то песня слышна - то поет тишина" На центральном здании студгородка университета Вяземский пер.

Шевелев, установлена памятная мемориальная доска А. Большая энциклопедия русского народа. Годы и люди", выпуск 9 - СПб: На Пискарёвском - тишина.

Я ухожу к автобусной стоянке. И вечная, одна, Застыла мать с лицом славянки. И все, столпившись, на нее глядят, Прищурившись от солнечного света… Медлительна минута эта, И птицы через кладбище летят. Я ничего тогда не понял. Домой бежал с полей народ. Я навсегда тот день запомнил: Как шли солдаты длинным строем, Еще не бывшие в боях, Как пыль лежала серым слоем На потных лицах, на плечах.

Бежали мы гурьбой за строем, Что растянулся в полверсты. Потом они шагали полем, Минуя лес, Овраг, Кусты. И долго их вдали качало, Среди лугов и тишины… Таким запомнил я начало Уже начавшейся войны.

Глядят на дорогу невесты И ждут Долгожданных своих. И, обессилев за ночь, Льдины Стоят, как тёлки У стогов. Вода… Не видно берегов… И мать читает мне Былины.

В начале года из родимого, утопавшего в облаках белых снегов Саратова я приехал в Ленинград учиться. В ту пору развивались хрущёвские реформы образования; в Ленинградском институте точной механики и оптики, например, первокурсников, имевших производственный стаж, на первый семестр отправляли по домам — трудиться на прежних рабочих местах.

И вот когда после зимних каникул я в потоке иногородних "трудовиков" нагрянул в общежитие в Вяземском переулке на Петроградской стороне, у коменданта было много проблем с нашим размещением.

Чернокудрые и пучеглазые, насмешливые однокомнатники встретили меня, в общем, миролюбиво. А мой предшественник Марк Бродский уверенно являлся ночевать на привычное место. Но в дальнейшем он все-таки отбыл в родной Витебск, и я спустя почти месяц после вселения вполне утвердился в правах в й комнате.

Нынче вспоминаю прожитые в ней полгода с улыбкой умиления. Чего только не учиняли в "общаге" мои старшие товарищи, оказавшиеся к тому же членами группы поддержки институтского джаз-оркестра! Спортивный, заводной и смешливый красавец-брюнет оказался поэтом-лириком: Некоторые из стихов Шевелева мне сразу запали в ностальгическую глубь. Душа по музыке тоскует.

Прошла, отгрохала война… Ребенок мир другой рисует. Рисует дом и желтый дым, а рядом — розовая речка. И голубого человечка, и солнце красное над ним. Мне шум дождя, Весенний, теплый, напоминает без конца и клен, и сад, и юный тополь, что был посажен у крыльца не мной, а дедом в День Победы.

Я попал на вечер поэзии, на котором однофамилец моего предшественника по общежитейской койке выступал с чтением переводов английских поэтов. Черным облачением и картавым выговором Иосиф Бродский показался мне похожим на протестантского пастора из советских исторических кинолент. Такого, чтобы я пил с поэтом-переводчиком Бродским на брудершафт или выпрашивал у него книжки с автографом, не было.

Хотя можно было бы и присочинить артефакты неформального общения ввиду усиленной посмертной канонизации рано умершего нобелевского лауреата. Я ведь тоже пролетал над теми же берегами, был его ровесником. Еще два или три раза пробивной Шевелев вытаскивал меня на литературные вечера в Ленинградский дом писателей. Как-то он заглянул в нашу ю комнату по пути из кухни, где жарил на подсолнечном масле нашпигованную луком картошку, и стал выспрашивать, что за город — Саратов, в который он получил распределение.

Я, конечно, в самых восторженных словах обрисовал город под небесами моего отрочества. Спустя примерно год случайно встретился с Александром на набережной Карповки у пивного ларька у бани. Трудился спецом по полупроводникам в каком-то почтовом ящике, писал стихи и часто выступал на литературных вечерах.

Заметив, как крепко я обиделся, Александр захохотал, вскинув продолговатый рубанок-подбородок, тряхнул меня за плечо. Я ведь про заводскую окраину говорю. А старая часть города — ого-го!.. При среднем росте она казалась высокой благодаря гордо вскинутой голове; нос с крепкой горбинкой, снежной белизны волосы, обрезанные на уровне сережек в ушах.

Перед этой неброско одетой блокадницей, проходившей между резными колоннами и украшенными лепниной сводами, многочисленный в вестибюле народ расступался, будто по команде, а она шла в своем бежевом строгого покроя платье с ниткой янтарей вокруг шеи и смотрела на людей с ласковой строгостью, точно врач на излеченных им больных.

Вокруг ее головы, как мне показалось, было несильное, но явное серебристое сияние. Знавший в лицо всех членов ленинградской писательской организации Шевелев схватил меня за локоть и сказал возбужденно: Это же Ахматова Анна Андреевна! Серебряный век русской словесности Зыбок и расплывчат этот образ благообразия в моей памяти.

Фотографии не укрепляют и не усиливают его. Но видение серебристого сияния вокруг лика горбоносой Матери не стирается. Значит, в самом деле, было? Инженер-электронщик и молодой поэт признавался: Душа моя не огрубела, Она совсем не помнит зла. Она простые песни пела. Такое признание не было раскатистой сенсацией. Но, помню по личному ощущению, великое множество молодых советских мужчин могли рекомендоваться точно так же.

Герои лирики Шевелева — деревенские люди, которых поэт любил нежно и скромно. Деревенский мир для Шевелева неисчерпаем и прекрасен, он перерастает свои рамки и соседствует с мирозданьем: И центр всему — земная ось Торчит у дальнего сарая.

Такая "неправда" имеет художественный заряд огромный масштабности. Поэт высшего технического образования увидел мир в единстве бесконечно большого и малого. В его стихах возникает по-лермонтовски беседа звезд: Известно только Богу одному,. На лавку сел я возле тына, И ночи древняя краса, Вселенной странная картина Глядела прямо мне в глаза.

Поэт-лирик Шевелев был незаурядным пейзажистом. Он чутко ощущал русскую природу: Где горизонта полоса холмы расставит, как посуду. Сквозной мотив поэзии Шевелева — благоговение перед таинством жизни, ощущение сопряженности извечно-мирового, и повседневно-бытового.

В е лирика Шевелева все больше наполняется песенной стихией, усиливается ее эмоциональная активность. На стихи Шевелева написано много песен и вокальных циклов. Весьма солидна библиография калужско-ленинградского поэта Александра Шевелева. На полках моей библиотечки собрались почти все подаренные мне им прижизненные издания Шевелева — ленинградские и московские, а в году друзья из Санкт-Петербурга прислали обе его посмертные книги, изданные за счет спонсоров и на хилые средства близких и единомышленников.

Один из них, писатель Юрий Колонтаевский, был когда-то, как и Александр Шевелев, и автор этих строк, студентом Ленинградского института точной механики и оптики. Технари того далекого времени вовсе не шарахались от изящной словесности! После Ленинграда я оказался в Калуге; прожитые здесь четыре десятилетия не были столь благосостоятельными, чтобы можно было часто вырываться на "брега Невы". Но была переписка, были и прорывы в город молодости, а пару раз мне выдавалось вместе с Александром Шевелевым по-писательски выступать у него на родине в Спас-Деменском районе.

Не забыть его узкое, решительное, как у скандинавского воина, лицо, которое как будто обескровилось, когда мы проходили в виду щербатого строя бревенчатых развалюшек в его родном Крисилине и вышли к бурьянной вольнице на месте отчего дома.

А еще запомнился жалостный хрип старушки, бывшей когда-то соседки: Этот мир перерастает свои рамки и соседствует с мирозданьем: Поэзия Шевелёва проникнута космическим ощущением мира, в ней присутствуют есенинские мотивы, ощутимо влияние Фета, Бунина, Тютчева, позднего Заболоцкого.

Поэт способен словно раствориться в мире, ему важно остановить мгновение, чтобы полнее пережить его. Живописуя дали и грозы, звезды и метели, Шевелёв отражает состояния своей души, пытается уловить неуловимое.

Отсюда затаенность, недосказанность его стихов. Сквозной мотив поэзии Шевелёва — удивление перед миром и его загадкой, благоговение перед таинством жизни. В его стихах вновь возникают и лермонтовская беседа звезд: Один из самых сокровенных образов Шевелёва — образ матери: В любовной лирике Шевелёва открывается душа зрелого человека, не утерявшего тяги к красоте любви, способного на высокое и одухотворенное чувство, звучит по-рыцарски мужественный голос.

Признаваясь в любви к России, поэт избегает громких слов. Его поэзия, рассказывающая о чудесной тишине родной земли, медитативна и раздумчива. Для него и деревня, и город которому также посвящен ряд стихов — ипостаси великой и неделимой России.

Это определяет свойства его поэтической системы: В е лирика Шевелёв все больше наполняется песенной стихией, усиливается ее эмоциональная активность. Проникновенный и напевный лирический строй поэзии Шевелёва привлек внимание многих композиторов, которые отмечали музыкальность стихов Шевелёва, идущую изнутри слова, мелодическую энергетику образов.

На стихи Шевелёва написано много песен и вокальных циклов. Шевелёв также работал в творческом содружестве с С. В Санкт-Петербурге открыт мемориальный центр Шевелёва.

Posted on

Злые буквы доброго слова Александр Худорожков

Самые дорогие книги мира. Лучшие книги о вампирах. Обзор популярных книг жанра фэнтези. Самые лучшие книги о любви.

Самые лучшие книги о женщинах. Топ-5 эротических романов в истории. ТОП-7 книг для летнего отпуска. Читаем вместе с ребенком. Лучшие детские книги о животных. Развивающие книги для самых маленьких. Современная украинская детская книга.

Старые добрые новогодние сказки. ТОП-5 сказок на ночь. При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

Posted on

Домашняя выпечка. Пицца Александр Селезнев

Добавить масло и взбить до консистенции крошки. В другой миске смешать мед с молоком и 2 ст. Добавить в мучную смесь и взбить до образования теста. Выложить тесто из миски, сформировать два диска, обернуть пищевой пленкой и убрать на ночь в холодильник. Раскатать тесто на листе пергамента оно будет очень липким. Вырезать из раскатанного теста кружки диаметром см. Перенести пергамент вместе с тестом на противень. Выпекать печенье в разогретой духовке С минут.

Достать из духовки и дать постоять около 3 минут. Затем с помощью формы для печенья отделить круги от излишков коржа. Выложить печенье с противня с помощью лопаточки на решетку для охлаждения. Дать остыть минимум час.

В результате останутся обрезки коржа - не беспокойтесь, пока вы заняты печеньем, ваши домочадцы от них не оставят и следа! Зефирной начинки по этому рецепту получится много. Поэтому можете либо урезать количество ингредиентов вдвое, либо приготовить из остатков зефир. Насыпать в маленькую кастрюлю сахар и соль, залить оставшейся водой и сиропом не перемешивать. Накрыть крышкой, поставить на средне-сильный огонь и варить около 3 минут.

Снять крышку и убрать огонь до среднего и варить еще минут. Взбивая желатин миксером на низкой скорости, влить в него тонкой струйкой приготовленный сироп.

Прибавить скорость и взбивать на высокой около 10 минут. Добавить ванилин и взбивать еще минуты. Положить половину кружков печенья на решетку вверх дном и выложить сверху зефирный крем.

Накрыть сверху оставшимися кружками, чтобы получились сэндвичи. Положить шоколад в миску, залить растительным маслом и поставить в микроволновку на 1 минуту при высокой мощности.

Продолжать растапливать шоколад интервалами по 30 секунд, доставая и перемешивая, пока масса не станет однородной. Поставить решетку с печеньем на противень или поднос и освободить в морозилке место.

Полить поверхность печенья шоколадной глазурью. Убрать печенье в морозильную камеру на 10 минут, чтобы шоколад застыл. Достать печенье из морозилки.

Оно может прилипнуть к решетке, нужно аккуратно отделить его с помощью вилки или ножа, перевернуть и покрыть шоколадом с другой стороны. Убрать в морозилку еще на 10 минут. На дне противня останется шоколад - его можно соскрести, положить в миску, чтобы в дальнейшем растопить и использовать в качестве подливы для зефира.

Хранить печенье в холодильнике. Смешать в маленькой миске 2 ст. Побрызгать форму для выпечки антипригарным спреем и посыпать смесью крахмала с пудрой. Выложить в нее оставшийся зефирный крем. Разровнять поверхность лопаточкой и дать постоять часа при комнатной температуре. Выложить зефирный корж на разделочную доску.

Смазать маслом нож для пиццы, окунуть в сахарную пудру и нарезать зефир. Обвалять зефир в сахарной пудре. Приготовление теста для пиццы — пожалуй, самый сложный процесс во всем действе. В небольшую кастрюльку наливаем горячую воду и растворяем в ней дрожжи. Даем настояться 5 минут. После этого добавляем соль, сахар, масло и муку и замешиваем тесто.

Оно должно получиться эластичным и должно легко отлипать от рук. Готовое тесто немного присыпаем мукой и даем настояться один час. А в это время можно заняться приготовлением начинки для пиццы. В первую очередь готовим пасту. На оливковом масле — уж отдадим дань итальянцам и приготовим пиццу именно с помощью оливкового масла — обжариваем до золотистого цвета мелко порубленные лук и чеснок.

После этого добавляем томатную пасту, немного воды, чтобы паста превратилась в консистенцию кетчупа. Кстати, томатная паста — это продукт, который не так часто принимает участие в приготовлении блюд. Чтобы сохранить пасту как можно дольше в холодильнике МирСоветов рекомендует следовать простым правилам. Во-первых, никогда не храните пасту в металлической консервной банке, в которой паста продавалась, обязательно после открытия переложите пасту в стеклянную банку.

А во-вторых, чтобы на поверхности пасты не образовалась плесень, добавьте немного растительного масла, так, чтобы поверхность пасты была им покрыта. Эта два тривиальных правила сохранят свежесть и увеличат длительность хранения продукта. Приправляем пасту специями по вкусу. Базилик и орегано придадут особую ноту вкуса вашей пицце. Далее приготовим другую составляющую начинки. На оливковом масле обжарим шампиньоны.

Когда грибы будут практически готовы, добавляем порезанные колечками сосиски. Теперь можно приступить к составлению самой пиццы. А чтобы время не пропадало даром, включим разогревать духовку на градусов. Отнимаем руками небольшую порцию теста. Разминая руками, придаем этому куску круглую форму и кладем его на смазанный оливковым маслом противень. В первую очередь распределяем по поверхности лепешки приготовленную ранее томатную пасту со специями.

Далее равномерно выкладываем грибы с сосисками. Следующей в ход идет колбаса. Всю эту красоту закрываем томатами. И щедро посыпаем тертым сыром. Выпекаем пиццу в заранее разогретой духовке при температуре градусов минут.

Вкусное и питательное блюдо готово! Из описанного объема продуктов можно приготовить три достаточно больших размеров пиццы. Существует огромное множество рецептов начинок для пиццы. Вы можете экспериментировать и сочетать на лепешке теста любые продукты, которые вам по вкусу. Результат наверняка будет отличным, ведь вы вкладываете в блюдо частичку своей души. Очень вкусная пицца с ветчиной, рецепт на тонком дрожжевом тесте с двумя сырами моцареллой и российским , а также со свежим базиликом.

Приготовление пиццы с ветчиной: В теплом молоке растворить дрожжи, сахар и подождать минут, пока они поднимутся шапкой. Добавить соль, растительное масло и, постепенно подсыпая муку, вымешать мягкое тесто. Оставить его в теплом месте на минут, чтобы тесто увеличилось в 2 раза. Тесто раскатать в тоненький пласт, выложить его на смазанный противень, смазать томатной пастой с чесноком.

Ветчину и моцареллу тонко порезать. Выложить всё на тесто, посыпать орегано. Запекать пиццу с ветчиной при градусах около минут. В конце готовки посыпать пиццу с ветчиной тёртым российским сыром и свежим базиликом. Рецепт классической итальянской пиццы Капричоза с грибами и сыром — вегетарианский и очень вкусный вариант. Классическая итальянская пицца Капричоза понравится вегетарианцам и да и просто ценителям этой кухни. Отличное сочетание грибов, маслин и оливок под нежным сыром моццарелла.

Конечно назвать пиццу легкой нельзя, не смотря на отсутствие мясного она довольно калорийна. Тесто раскатать примерно в 30 см в диаметре и выложить на противень. Книги о невероятно сильной любви. Похожие книги Домашний хлеб Китаева Анна Скачать. Пироги и другая выпечка Оливер Джейми Скачать. Домашний самогон, настойки, наливки и другие любимые напитки Ольга Ивенская Скачать. Современная русская кухня по-домашнему Оксана Путан Скачать.

Другие книги автора Домашняя выпечка. Блины и оладьи Селезнев Александр Скачать. Новогодние сладости Селезнев Александр Скачать. Кремы Селезнев Александр Скачать. Классические торты и пирожные Селезнев Александр Скачать.

Posted on

Александр Македонский Ф. Шахермайр

В этой книге Ф. Шахермайр негативно оценивает режим личной власти Александра. В е - е годы Ф. Шахермайр исследует различные проблемы истории, культуры и религии Древней Греции, результатом этих исследований стали такие книги, как "Посейдон и возникновение греческой религии", "Минойская культура древнего Крита", "Эгеида и Восток", "Ранняя греческая классика", "Греческая история" и другие.

В году вышла в свет вторая книга Ф. Шахермайра, посвященная Александру, - "Александр в Вавилоне и организация государства после его смерти" [2]. В году Австрийская Академия наук издает третью и наиболее фундаментальную работу Ф. Шахермайра, связанную с темой Александра - "Александр Великий. Проблема личности и деятельности" [3]. Именно эту книгу издательство "Феникс" предлагает вашему вниманию. Из всех исследований, который Шахермайр посвятил Александру, эта его работа, как уже отмечалось выше, наиболее значительная.

В какой-то степени, она носит обобщающий, итоговый характер, поскольку в ней ученый представляет результаты своего многолетнего изучения истории Александра, а также используют практически все накопленные исторической наукой материалы, связанные с этой темой.

Вряд ли необходимо подробно говорить о том, что эпоха Александра Македонского и его деятельность являются одной из наиболее увлекательных тем в античной истории, но в то же время, споры, связанные с ней, продолжаются и по сей день.

Интерес к личности и деятельности Александра Македонского возник уже у его современников, на которых огромное впечатление произвели масштабы его завоеваний. Это касается, в первую очередь, сочинений таких авторов эпохи Александра, как Онесекрит, Харес, Птолемей, Аристобул, Клитарх, а также работ некоторых представителей более поздней исторической традиции: Диодора Сицилийского, Плутарха, Арриана. Но уже в античное время, наряду с положительными и восторженными оценками жизни и деяний Александра, сформировалось и противоположное ему критическое направление, принадлежащее, в первую очередь, таким представителям все той же поздней традиции, как Помпей Трог и Квинт Курций Руф.

Наметившаяся еще в античную эпоху разница в оценках личности и деятельности Александра характерна и для историографии Нового и Новейшего времени.

В конце года учёба Фрица прервалась, и он отправился на фронт. С по годы преподавал в Инсбрукской женской гимназии. В году защитил докторскую диссертацию по ранней истории этрусков в Инсбрукском университете , в году на основе этой диссертации опубликовал свой первый труд. В году Шахермайр был назначен профессором истории древнего мира в Йенский университет , сначала как экстраординарный профессор, а вскоре возглавил кафедру. Приглашение Шахермайра на кафедру Леманна-Хаупта в Инсбрук потерпело неудачу, вероятно по финансовым причинам.

В году Шахермайр претендовал на место Адольфа Вильгельма в Венском университете , но предпочтение было отдано Йозефу Кайлю , скорее всего из-за симпатий Шахермайра к национал-социализму. С октября по март года Шахермайр занимал место декана философского факультета в Йене. В году перешёл в Грацский университет.

В году , после окончания Второй мировой войны был уволен на пенсию из-за своих национал-социалистических взглядов, однако в приглашён на место Йозефа Кайля в Венский университет на кафедру греческой истории, археологии и эпиграфики. В году вышел на пенсию, продолжая возглавлять кафедру до года. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры.

Книга — итог многолетних исследований австрийского историка античности Ф. Шахермайра, связанных с личностью и деятельностью македонского царя Александра. Она охватывает все периоды жизни Александра Македонского, дает представление о той обстановке, которая окружала Александра с детских лет, рассказывает об истории Македонии, о географических и социально-экономических особенностях этой страны. Сокращенный перевод с немецкого М. Личность и дела Александра Македонского в интерпретации Фрица Шахермайра.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Александр Македонский" Книги похожие на "Александр Македонский" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Александр Андреев - Страж Беларуси. Валентин Бадрак - Стратегии гениальных мужчин. Александр Македонский - О судьбе и доблести. Коллектив авторов - Александр II — царь-Освободитель. Пьер Бриан - Александр Македонский. Андрей Ерёмин - Отец Александр Мень.

Пастырь на рубеже веков. Александр Бондаренко - Милорадович. Леонид Василенко - В защиту имени отца Александра Меня сборник статей. Юрий Бегунов - Александр Невский. Александр Мень - О себе…. Нина Соротокина - Личная жизнь Александра I.

Филлипс Грэхем - Александр Македонский. Владислав Карнацевич - Александр Македонский. Поль Фор - Александр Македонский. Александр Архангельский - Александр I. Константин Паустовский - Жизнь Александра Грина. Джон Фуллер - Военное искусство Александра Великого. Питер Грин - Александр Македонский. Царь четырех сторон света.

1 2 3 4 5