Posted on

Восходящая Тень. Книга II Роберт Джордан

И он, тот, кто будет рожден Рассветом, рожден Девою, как возвещает Пророчество, возденет руки свои наперекор Тени, и возопит мироздание, в страдании обретая спасение.

Да будет славен Творец, и Свет, и он, родившийся вновь. И да спасет Свет нас от него. Легенды становятся мифами, но ко времени, когда возвращается породившая их эпоха, и мифы оказываются давно забытыми. В эпоху, именуемую некоторыми Третьей, эпоху, которая еще грядет, эпоху, которая давно миновала, над великой равниной, прозванной Каралейнской Степью, поднялся ветер.

Этот ветер не был началом, ибо нет ни конца, ни начала в обращении Колеса Времени. И все же именно тогда было положено начало. Ветер дул на северо-запад под ранним утренним солнцем над растянувшимся на бессчетные мили морем колышущейся травы с редкими купами деревьев, над быстрой рекой Луан, минуя напоминавший обломанный клык исполинский утес — Драконову гору, гору легенд, вздымавшуюся так высоко, что облака собирались, не достигнув вершины окутанного дымкой пика; Драконову гору — гору, где некогда пал Дракон, а вместе с ним, как утверждали, ушла в небытие и Эпоха Легенд, и где, согласно пророчествам, он возродится вновь.

Ветер дул на северо-запад, над селениями Джулд, и Дайрейн, и Алиндейр, откуда мосты, подобно каменному кружеву, перекинуты к Сияющим Стенам — величественным белым стенам Тар Валона, который многие считали величайшим городом мира; к стенам, которых каждый вечер касалась тень, отбрасываемая Драконовой горой.

В кольце стен высились здания, воздвигнутые огир более двух тысячелетий назад. Казалось, они выросли из земли и обрели свои очертания благодаря многовековой работе воды и ветра, ибо более напоминали причудливые творения природы, нежели дело рук, пусть даже искуснейших рук легендарных каменотесов-огир.

Некоторые строения наводили на мысль о летящих птицах, другие же походили на огромные раковины из неведомых дальних морей. Светящиеся башни, рифленые и спиралевидные, парили над городом, соединенные висячими мостами длиной в сотни футов, часто лишенные перил. Нужно было прожить в Тар Валоне долгие годы, чтобы перестать изумленно таращиться на эти диковины, подобно простаку из захолустья, никогда не покидавшему родной деревушки.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Автора Орловский Гай Юлий. Опрос посетителей Какой формат книг лучше? О сайте На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате txt , большинство книг относиться к художественной литературе. Казалось, они выросли из земли и обрели свои очертания благодаря многовековой работе воды и ветра, ибо более напоминали причудливые творения природы, нежели дело рук, пусть даже искуснейших рук легендарных каменотесов-огир. Некоторые строения наводили на мысль о летящих птицах, другие же походили на огромные раковины из неведомых дальних морей.

Светящиеся башни, рифленые и спиралевидные, парили над городом, соединенные висячими мостами длиной в сотни футов, часто лишенные перил.

Нужно было прожить в Тар Валоне долгие годы, чтобы перестать изумленно таращиться на эти диковины, подобно простаку из захолустья, никогда не покидавшему родной деревушки.

Господствовала над городом величайшая из всех Белая Башня, поблескивавшая на солнце, словно выточенная из слоновой кости. Первым, что открывалось взору приближавшихся к Тар Валону путников, еще до того как их кони достигали мостов, первым, что замечали капитаны речных судов, прежде чем сам остров вырисовывался на горизонте, была Башня, отражавшая солнечный свет подобно маяку.

Неудивительно, что обнесенная стеной площадь перед башней казалась маленькой, а люди у подножия массивной твердыни выглядели крохотными, словно насекомые. Но будь Белая Башня даже самой маленькой в Тар Валоне, одного того, что она являлась средоточием мощи Айз Седай, было бы достаточно, чтобы держать в благоговейном страхе расположенный на острове город. Как ни многолюден был город, толпы народа никогда не подступали к Башне настолько близко, чтобы заполнить площадь.

По краям ее бурлил нескончаемый поток людей, спешащих по своим повседневным делам, но чем ближе к подножию, тем меньше становилось народу, и мало кто ступал на полоску чисто выметенной каменной мостовой шириной шагов в пятьдесят, что окружала возносящиеся ввысь белые стены. Разумеется, в Тар Валоне чтили Айз Седай, и та, что занимала Престол и звалась Амерлин, правила и Айз Седай, и городом, но немногие осмеливались приближаться к средоточию мощи Айз Седай, если в том не было особой нужды.

И совсем немногие подходили еще ближе, к широкой лестнице, ведущей к украшенным причудливым орнаментом вратам Башни, столь огромным, что в них, встав плечом к плечу, разом могла пройти дюжина человек.

Эти врата всегда оставались распахнутыми, словно приглашая войти. И всегда находились люди, нуждавшиеся в помощи или столкнувшиеся с вопросами, ответы на которые, как они полагали, ведомы только Айз Седай. Потому просители стекались сюда как из самых дальних краев, так и из окрестных земель — Арафела и Гэалдана, Салдэйи и Иллиана. Многие и впрямь получали в Башне помощь и наставление, но часто совсем не те, на какие рассчитывали. Мин набросила на голову широкий капюшон плаща, так что лицо ее невозможно было разглядеть.

День стоял теплый, но плащ был достаточно легок и не привлекал особого внимания к женщине, по всей видимости, изрядно робевшей.

Posted on

В царстве смекалки или арифметика для всех. Книга 2 Коллектив авторов

Нам известно 4 издание 2-й и 3-й книг, вышедшее в Госиздате в году тиражом не менее 10 экз. Особенностью книги был ее литературный стиль, язык автора. Конечно, для настоящего издания некоторая трансформация задач и их условий была необходима. Однако, все же хотелось бы, чтобы классиков переиздавали более бережно - иначе неизбежна утрата аромата времени. За 70 лет популярная математическая литература, изданная на русском языке, сильно обогатилась, и теперь многие задачи из книги Игнатьева широко известны.

Тем не менее эта книга, несомненно, представляет большой интерес и сейчас - и не только исторический. Содержание Предисловие к 4-му изданию. Счет, мера и число. Роль памяти в математике. Вместо мелких долей крупные. То же иными знаками. Как гусь с аистом задачу решали. Волк, коза и капуста. Новое издание известного задачника содержит следующие разделы: Всего приводится около двух тысяч задач различной степени Задачи и упражнения по математической логике.

Сборник содержит задачи и упражнения по всем традиционным разделам курса математической логики и теории алгоритмов. В каждом параграфе подробно рассмотрены разнообразные типовые примеры и приведены многочисленные задачи разного уровня сложности для самостоятельного решения. Сборник состоит из че Математическая логика и теория алгоритмов.

Предлагаемое учебное пособие составляет основу комплекта по курсу математической логики и теории алгоритмов, в который также входит сборник задач Игошин В. Задачи и упражнения по математической логике и теории алгоритмов. Подробно изложены основы теории, показаны направления проникновения логик Дискретная математика и комбинаторика.

Данная книга содержит доступное для начинающего читателя и достаточно полное изложение основных разделов дискретной математики. Особое внимание в ней уделено математической логике.

Автор считает это важным как для развития техники доказательств, так и в более широком аспекте развития логического мыш Задачи по теории множеств, математической логике и теории алгоритмов. В книге систематически изложены основы теории множеств, математической логики и теории алгоритмов в форме задач. Книга предназначена для активного изучения математической логики и смежных с ней наук. Рассмотрены системы линейных уравнений, элементарная теория матриц, теория определителей, простейшие свойства групп, колец и полей, комплексные числа и корни многочленов.

Помещено большое число упражнений различной степени трудности. Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Сборник из 6 книг Евгений Мисюрин. С этой публикацией часто скачивают: Загадки и диковинки в мире чисел Название: Загадки и диковинки в мире чисел Автор: Избранные задачи и теоремы элементарной математики.

Сборник 16 книг Название: Сборник 16 книг Автор: Аст, Детгиз, Мир, Эгмонт Год: Сборник 22 книги Название: Сборник - 22 книги Автор:

Posted on

Лучших строк поводырь, проводник просвещения, лучший читатель! Книга памяти А. М. Зверева

Можно также есть рыбу двумя вилочками или одной вилочкой, что стремление моли к "звезде" на самом деле является томлением поэтессы по Богу, и многих других еретиков.

Я был поражен трудолюбием и бережливостью отца Порфирия и его родственников. Актерская игра в этом фильме находится на высоком уровне. Он постоянно курил и жестикуляция его словно бы повторяла движение клубов сигаретного дыма. Конференция и множество ее программ были подразделены на секции по трем основным темам: "Женщина-врач и женское здоровье", а взрослые оставались подводить итоги трудно прожитого дня, сидя на колеснице и особенно в пустыне.

Posted on

Плетем подводный мир из бисера. Книга 1 Т. Ткаченко, Э. Исакова

Сказочный мир бисера Дата выхода: Аннотация к книге "Плетем подводный мир из бисера. Из этой книги вы узнаете, как своими руками сплести из бисера различных обитателей подводного мира. Прежде всего, конечно, это рыбки, таинственные и прекрасные жители водных глубин, а также раки, морские звезды и, наконец, такое сказочное создание, как русалочка.

Большая часть этих изделий из бисера плетется на проволоке, но есть изделия, сплетенные на леске. Все предлагаемые изделия рассчитаны на детей лет, а также на всех, кто увлекается бисероплетением. Код для вставки в блог: Игрушки крючком 18 рец. Советы мастерицы 1 фото. Вязание на спицах 33 рец. Практика шитья 32 рец.

Школа мастеров 8 рец. Шьем и одеваем милого Кролика с безупречным вкусом 12 рец. Простая и быстрая починка одежды. Секреты и ноу-хау для современной женщины 15 фото. Полное пошаговое руководство для начинающих. Новейшая энциклопедия 8 рец. Рабочая тетрадь для детей лет 9 рец. Рабочая тетрадь 5 рец. Рабочая тетрадь для детей лет 8 рец. Многоуровневая подготовка к школе.

Большие книги заданий для самых маленьких. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Плетем подводный мир из бисера.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов.

Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Вход и регистрация в Лабиринт. При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix. Из этой книги вы узнаете, как своими руками сплести из бисера различных обитателей подводного мира. Прежде всего, конечно, это рыбки, таинственные и прекрасные жители водных глубин, а также раки, морские звезды и, наконец, такое сказочное создание, как русалочка.

Большая часть этих изделий из бисера плетется на проволоке, но есть изделия, сплетенные на леске. Все предлагаемые изделия рассчитаны на детей лет, а также на всех, кто увлекается бисероплетением. Обо всём этом и не только в книге Плетем подводный мир из бисера.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить?

Posted on

Первая весна в деревне. Из книги «Детские годы Багрова-внука» С. Т. Аксаков

Погода была слишком дурна, и я не смел даже проситься. Рассказы отца отчасти удовлетворили моему любопытству. С каждым днем известия становились чаще, важнее, возмутительнее! Наконец Евсеич с азартом объявил, что "всякая птица валом валит, без перемежки! Переполнилась мера моего терпения. Невозможно стало для меня все это слышать и не видеть, и с помощью отца, слез и горячих убеждений выпросил я позволение у матери, — одевшись тепло, потому что дул сырой и пронзительный ветер, посидеть на крылечке, выходившем в сад, прямо над Бугурусланом.

Внутренняя дверь еще не была откупорена. Евсеич обнес меня кругом дома на руках, потому что везде была вода и грязь. В самом деле, то происходило в воздухе, на земле и на воде, чего представить себе нельзя, не видавши, и чего увидеть теперь уже невозможно в тех местах, о которых я говорю, потому что нет такого множества прилетной дичи.

Река выступила из берегов, подняла урему на обеих сторонах и, захватив половину нашего сада, слилась с озером грачевой рощи. Все берега полоев были усыпаны всякого рода дичью; множество уток плавало по воде между верхушками затопленных кустов, а между тем беспрестанно проносились большие и малые стаи разной прилетной птицы: Не зная, какая это летит или ходит птица, какое ее достоинство, какая из них пищит или свистит, я был поражен, обезумлен таким зрелищем.

Отец и Евсеич, которые стояли возле меня, сами находились в большом волнении. Они указывали друг другу на птицу, называли ее по имени, отгадывая часто по голосу, потому что только ближнюю можно было различить и узнать по перу. А вот сивки играют над озимями, точно туча! Зная, что у нас много водится дичи, он привез с собой и ружье и собаку и всякий день ходил стрелять в наших болотах, около нижнего и верхнего пруда, где жило множество бекасов, всяких куликов и куличков, болотных курочек и коростелей.

Один раз и отец ходил с ним на охоту; они принесли полные ягдташи дичи. Отец мой отшучивался, признаваясь, что он точно мелкую птицу не мастер стрелять — не привык и что Петр Иваныч, конечно, убил пары четыре бекасов, но зато много посеял в болотах дроби, которая на будущий год уродится… Петр Иваныч громко смеялся своим особенным звучным смехом, про который мать говорила, что Петр Иваныч и смеется умно. Он уделял иногда несколько времени на разговоры со мной.

Обыкновенно это бывало после охоты, когда он, переодевшись в сухое платье и белье, садился на диван в гостиной и закуривал свою большую пенковую трубку. Что поделывает Карамзин с братией новых стихотворцев? Петр Иваныч над всеми подсмеивался, даже над Ломоносовым, которого, впрочем, очень уважал.

Горячо хвалил Державина и в то же время подшучивал над ним; одного только Дмитриева хвалил, хотя не горячо, но безусловно; к сожалению, я почти не знал ни того, ни другого. Мое восторженное чтенье, или декламация, как он называл, очень его забавляли. Александр Николаич особенно любил передразнивать московских трагических актеров — и, подражая такой карикатурной декламации, образовал я мое чтение!

Легко понять, что оно, сопровождаемое неуместной горячностью и уродливыми жестами, было очень забавно. Тем не менее я вспоминаю с искренним удовольствием и благодарностью об этих часах моего детства, которые проводил я с Петром Иванычем Чичаговым.

Этот необыкновенно умный и талантливый человек стоял неизмеримо выше окружающего его общества. Остроумные шутки его западали в мой детский ум и, вероятно, приготовили меня к более верному пониманью тогдашних писателей. Впоследствии, когда я уже был студентом, а потом петербургским чиновником, приезжавшим в отпуск, я всегда спешил повидаться с Чичаговым: Его суд часто был верен и всегда остроумен.

С особенною живостью припоминаю я, что уже незадолго до его смерти, очень больному, прочел я ему стихи на Державина и Карамзина, не знаю кем написанные, едва ли не Шатровым. Первого куплета помню только половину:. Забыв свою болезнь и часто возвращающиеся мучительные ее припадки, Чичагов, слушая мое чтение, смеялся самым веселым смехом, повторяя некоторые стихи или выражения. Во время страданий, превышающих силы человеческие, он употреблял опиум в маленьких приемах.

Клев крупной рыбы прекратился. Уженье мое ограничилось ловлею на булавочные крючки лошков, пескарей и маленьких плотичек, по мелким безопасным местам, начиная от дома, вверх по реке Бугуруслану, до так называемых Антошкиных мостков, построенных крестьянином Антоном против своего двора; далее река была поглубже, и мы туда без отца не ходили. Меня отпускали с Евсеичем всякий день или поутру или вечером часа на два. Около самого дома древесной тени не было, и потому мы вместе с сестрицей ходили гулять, сидеть и читать книжки в грачовую рощу или на остров, который я любил с каждым днем более.

В самом деле, там было очень хорошо: На остров нередко с нами хаживала тетушка Татьяна Степановна. До сих пор помню наизусть охотничью песню Сумарокова. Мы так нахвалили матери моей прохладу тенистого острова в полдневный зной, что она решилась один раз пойти с нами. Сначала ей понравилось, и она приказала принести большую кожу, чтобы сидеть на ней на берегу реки, потому что никогда не садилась прямо на большую траву, говоря, что от нее сыро, что в ней множество насекомых, которые сейчас наползут на человека.

Принесли кожу и даже кожаные подушки. Мы все уселись на них, но, я не знаю почему, только такое осторожное, искусственное обращение с природой расхолодило меня и мне совсем не было так весело, как всегда бывало одному с сестрицей или тетушкой. Мать равнодушно смотрела на зеленые липы и березы, на текущую вокруг нас воду; стук толчей, шум мельницы, долетавший иногда явственно до нас, когда поднимался ветерок, по временам затихавший, казался ей однообразным и скучным; сырой запах от пруда, которого никто из нас не замечал, находила она противным, и, посидев с час, она ушла домой, в свою душную спальню, раскаленную солнечными лучами.

Мы остались одни; унесли кожу и подушки, и остров получил для меня свою прежнюю очаровательную прелесть. Тетушка любила делать надписи на белой и гладкой коже берез и даже вырезывала иногда ножичком или накалывала толстой булавкой разные стишки из своего песенника. Я, разумеется, охотно подражал ей. Изредка езжал я с отцом в поле на разные работы, видел, как полют яровые хлеба: Наконец пришло время сенокоса.

Его начали за неделю до Петрова дня. Эта работа, одна из всех крестьянских полевых работ, которой я до тех пор еще не видывал, понравилась мне больше всех.

Лишь только поднялись мы к лесу из оврага, стал долетать до моего слуха глухой, необыкновенный шум: Но за порослью молодого и частого осинника ничего не было видно; когда же мы обогнули его — чудное зрелище поразило мои глаза.

Человек сорок крестьян косили, выстроясь в одну линию, как по нитке: Пройдя длинный ряд, вдруг косцы остановились и принялись чем-то точить свои косы, весело перебрасываясь между собою шутливыми речами, как было догадываться по громкому смеху: Металлические звуки происходили от точенья кос деревянными лопаточками, обмазанными глиною с песком, о чем я узнал после.

Когда мы подъехали близко и отец мой сказал обыкновенное приветствие: В этой работе было что-то доброе, веселое, так что я не вдруг поверил, когда мне сказали, что она тоже очень тяжела. Какой легкий воздух, какой чудесный запах разносился от близкого леса и скошенной еще рано утром травы, изобиловавшей множеством душистых цветов, которые от знойного солнца уже начали вянуть и издавать особенный приятный ароматический запах!

Нетронутая трава стояла стеной, в пояс вышиною, и крестьяне говорили: Мне сказали, что они подбирают разных букашек, козявок и червячков, которые прежде скрывались в густой траве, а теперь бегали на виду по опрокинутым стеблям растений и по обнаженной земле. Подойдя поближе, я своими глазами удостоверился, что это совершенная правда. Сверх того я заметил, что птица клевала и ягоды.

В траве клубника была еще зелена, зато необыкновенно крупна; на открытых же местах она уже поспевала. Из скошенных рядов мы с отцом набрали по большой кисти таких ягод, из которых иные попадались крупнее обыкновенного ореха; многие из них хотя еще не покраснели, но были уже мягки и вкусны. Мне так было весело на сенокосе, что не хотелось даже ехать домой, хотя отец уже звал меня. Из лесного оврага, на дне которого, тихо журча, бежал маленький родничок, неслось воркованье диких голубей или горлинок, слышался также кошачий крик и заунывный стон иволги; звуки эти были так различны, противоположны, что я долго не хотел верить, что это кричит одна и та же миловидная, желтенькая птичка.

Изредка раздавался пронзительный трубный голос желны… Вдруг копчик вылетел на поляну, высоко взвился и, кружась над косцами, которые выпугивали иногда из травы маленьких птичек, сторожил их появленье и падал на них, как молния из облаков. Его быстрота и ловкость были так увлекательны, а участие к бедной птичке так живо, что крестьяне приветствовали громкими криками и удальство ловца и проворство птички всякий раз, когда она успевала упасть в траву или скрыться в лесу.

Евсеич особенно горячился, также сопровождая одобрительными восклицаниями чудную быстроту этой красивой и резвой хищной птицы. Долго копчик потешал всех проворным, хотя безуспешным преследованьем своей добычи; но, наконец, поймал птичку и, держа ее в когтях, полетел в лес. Подцепил, понес в гнездо детей кормить!

Отец в другой раз сказал, что пора ехать, и мы поехали. Веселая картина сенокоса не выходила из моей головы во всю дорогу; но, воротясь домой, я уже не бросился к матери, чтоб рассказать ей о новых моих впечатлениях. Опыты научили меня, что мать не любит рассказов о полевых крестьянских работах, о которых она знала только понаслышке; а если и видела, то как-нибудь мельком или издали.

Я поспешил рассказать все милой моей сестрице, потом Параше, а потом и, тетушке с бабушкой. Тетушка и бабушка много раз видали косьбу и всю уборку сена и, разумеется, знали это дело гораздо короче и лучше меня. Они не могли надивиться только, чему я так рад.

Эти слова заставили меня задуматься. Милая моя сестрица, не разделявшая со мной некоторых моих летних удовольствий, была зато верною моей подругой и помощницей в собирании трав и цветов, в наблюдениях за гнездами маленьких птичек, которых много водилось в старых смородинных и барбарисовых кустах, в собиранье червячков, бабочек и разных букашек.

Заметив гнездо какой-нибудь птички, всего чаще зорьки или горихвостки, мы всякий день ходили смотреть, как мать сидит на яйцах; иногда, по неосторожности, мы спугивали ее с гнезда и тогда, бережно раздвинув колючие ветви барбариса или крыжовника, разглядывали, как лежат в гнезде маленькие, миленькие, пестренькие яички.

Случалось иногда, что мать, наскучив нашим любопытством, бросала гнездо; тогда мы, увидя, что уже несколько дней птички в гнезде нет и что она не покрикивает и не вертится около нас, как то всегда бывало, доставали яички или даже все гнездо и уносили к себе в комнату, считая, что мы законные владельцы жилища, оставленного матерью. Когда же птичка благополучно, несмотря на наши помехи, высиживала свои яички и мы вдруг находили вместо них голеньких детенышей с жалобным, тихим писком, беспрестанно разевающих огромные рты, видели, как мать прилетала и кормила их мушками и червячками… Боже мой, какая была у нас радость!

Мы не переставали следить, как маленькие птички росли, перились и, наконец, покидали свое гнездо. Светляки недолго жили и почти всегда на другой же день теряли способность разливать по временам свой пленительный блеск, которым мы любовались в темной комнате. Другие червячки жили долго и превращались иногда, к великой нашей радости, в хризалиды или куколки.

Это происходило следующим порядком: По прошествии известного, но весьма неравного времени сваливалась, как сухая шелуха, наружная кожа с гладкого или мохнатого червя — и висела или лежала куколка: У нас вывелась только одна, найденная мною где-то под застрехой, вся золотистая куколка; из нее вышла самая обыкновенная крапивная бабочка — но радость была необыкновенная! Наконец поспела полевая клубника, и ее начали приносить уже не чашками и бураками, но ведрами.

Бабушка, бывало, сидит на крыльце и принимает клубнику от дворовых и крестьянских женщин. Редко она хвалила ягоды, а все ворчала и бранилась.

Мать очень любила и дорожила полевой клубникой. Она считала ее полезною для своего здоровья и употребляла как лекарство по нескольку раз в день, так что в это время мало ела обыкновенной пищи. Нам с сестрой тоже позволяли кушать клубники сколько угодно. Кроме всех других хозяйственных потребностей из клубники приготовляли клубничную воду, вкусом с которой ничто сравниться не может. В летние знойные дни протягивали по всему двору, от кладовых амбаров до погребов и от конюшен до столярной, длинные веревки, поддерживаемые в разных местах рогульками из лутошек.

На эти веревки вывешивали для просушки и сбереженья от моли разные платья, мужские и женские, шубы, шерстяные платки, теплые одеяла, сукна и проч.

Я очень любил все это рассматривать. И тогда уже висело там много такого платья, которого более не носили, сшитого из такого сукна или материи, каких более не продавали, как мне сказывали. Один раз, бродя между этими разноцветными, иногда золотом и серебром вышитыми, качающимися от ветра, висячими стенами или ширмами, забрел я нечаянно к тетушкину амбару, выстроенному почти середи двора, перед ее окнами; ее девушка, толстая, белая и румяная Матрена, посаженная на крылечке для караула, крепко спала, несмотря на то что солнце пекло ей прямо в лицо; около нее висело на сошках и лежало по крыльцу множество широких и тонких полотен и холстов, столового белья, мехов, шелковых материй, платьев и т.

Рассмотрев все внимательно, я заметил, что некоторые полотна были желты. Любопытство заставило меня войти в амбар. Кроме отворенных пустых сундуков и привешенных к потолку мешков, на полках, которые тянулись по стенам в два ряда, стояло великое множество всякой всячины, фаянсовой и стеклянной посуды, чайников, молочников, чайных чашек, лаковых подносов, ларчиков, ящичков, даже бутылок с новыми пробками; в одном углу лежал громадный пуховик, или, лучше сказать, мешок с пухом; в другом — стояла большая новая кадушка, покрытая белым холстом; из любопытства я поднял холст и с удивлением увидел, что кадушка почти полна колотым сахаром.

В самое это время я услышал близко голоса Параши и сестрицы, которые ходили между развешанными платьями, искали и кликали меня. Я поспешил к ним навстречу и, сбегая с крылечка, разбудил Матрену, которая ужасно испугалась, увидя меня, выбегающего из амбара. Теперь тетушка на меня будет гневаться. Я отвечал, что не знал этого и сейчас же скажу тетеньке и попрошу у ней позволение все хорошенько разглядеть. Но Матрена перепугалась еще больше, бросилась ко мне, начала целовать мои руки и просить, чтоб я не сказывал тетушке, что был в ее амбаре.

Побежденный ее ласками и просьбами, я обещал молчать; но передо мной стояла уже Параша, держа сестрицу за руку, и лукаво улыбалась. Она слышала все, и когда мы отошли подальше от амбара, она принялась меня расспрашивать, что я там видел.

Разумеется, я рассказал с большою точностью и подробностью. Параша слушала неравнодушно, и когда дело дошло до колотого сахару, то она вспыхнула и заговорила: Да ведь все что вы ни видели в амбаре, все это тетушка натаскала у покойного дедушки, а бабушка-то ей потакала. Вишь, какой себе муравейник в приданое сгоношила! Сахар-то лет двадцать крадет да копит. Поди, чай, у нее и чаю и кофею мешки висят?.. Она напомнила мне, какой перенесла гнев от моей матери за подобные слова об тетушках, она принялась плакать и говорила, что теперь, наверное, сошлют ее в Старое Багрово, да и с мужем, пожалуй, разлучат, если Софья Николавна узнает об ее глупых речах.

Я давно слышала об этих делах, да не верила, а теперь сами видели… Ну, пропала я совсем! Я уверял ее, что ничего не стану говорить маменьке, но Параша тогда только успокоилась, когда заставила меня побожиться, что не скажу ни одного слова.

Сестрица молча обнимала ее. Я побожился, то есть сказал: Удивляюсь, как могла уговорить меня Параша и довесть до божбы, которую мать моя строго осуждала! Намерение мое не подводить под гнев Парашу осталось твердым. Я очень хорошо помнил, в какую беду ввел было ее прошлого года и как я потом раскаивался, но утаить всего я не мог.

Я немедленно рассказал матери обо всем, что видел в тетушкином амбаре, об испуге Матрены и об ее просьбе ничего не сказывать тетушке. Я скрыл только слова Параши. Мать сначала улыбнулась, но потом строго сказала мне: Я, конечно, попросил бы объяснения, если бы не был взволнован угрызением совести, что я уже солгал, утаил от матери все, в чем просветила меня Параша.

Целый день я чувствовал себя как-то неловко; к тетушке даже и не подходил, да и с матерью оставался мало, а все гулял с сестрицей или читал книжку. К вечеру, однако, я придумал себе вот какое оправдание: Я совершенно успокоился и весело лег спать.

Лето стояло жаркое и грозное. Чуть не всякий день шли дожди, сопровождаемые молнией и такими громовыми ударами, что весь дом дрожал. Бабушка затепливала свечки перед образами и молилась, а тетушка, боявшаяся грома, зарывалась в свою огромную перину и пуховые подушки.

Я порядочно трусил, хотя много читал, что не должно бояться грома; но как же не бояться того, что убивает до смерти? Слухи о разных несчастных случаях беспрестанно до меня доходили. После грозы, быстро пролетавшей, так было хорошо и свежо, так легко на сердце, что я приходил в восторженное состояние, чувствовал какую-то безумную радость, какое-то шумное веселье: Вследствие таких частых, хотя непродолжительных, перемок, необыкновенно много появилось грибов. В тот же день, сейчас после обеда, они решились отправиться в лес, в сопровождении целой девичьей и многих дворовых женщин.

Мне очень было неприятно, что в продолжение всего обеда мать насмехалась над охотой брать грибы и особенно над моим отцом, который для этой поездки отложил до завтра какое-то нужное по хозяйству дело. Я подумал, что мать ни за что меня не отпустит, и так, только для пробы, спросил весьма нетвердым голосом: Обрадованный неожиданным позволением, я отвечал, что ни на одну минуточку не отлучусь от отца.

Отец несколько смутился, и как мне показалось, даже покраснел. Сейчас после обеда начались торопливые сборы. У крыльца уже стояли двое длинных дрог и телега. Все запаслись кузовьями, лукошками и плетеными корзинками из ивовых прутьев. На длинные роспуски и телегу насело столько народу, сколько могло поместиться, а некоторые пошли пешком вперед. Мать с бабушкой сидели на крыльце, и мы поехали в совершенной тишине; все молчали, но только съехали со двора, как на всех экипажах начался веселый говор, превратившийся потом в громкую болтавню и хохот; когда же отъехали от дому с версту, девушки и женщины запели песни, и сама тетушка им подтягивала.

Все были необыкновенно шутливы и веселы, и мне самому стало очень весело. Я мало слыхал песен, и они привели меня в восхищение, которое до сих пор свежо в моей памяти. Румяная Матреша имела чудесный голос и была запевалой. Когда мы подъехали к лесу, я подбежал к Матреше и, похвалив ее прекрасный голос, спросил: Она поцеловала меня и убежала в лес. Я очень пожалел о том, потому что песни и голос Матреши заронились мне в душу.

Скоро все разбрелись по лесу в разные стороны и скрылись из виду. Евсеич, тетушка и мой отец, от которого я не отставал ни на пядь, ходили по молодому лесу, неподалеку друг от друга. Тетушка первая нашла слой груздей. Она вышла на маленькую полянку, остановилась и сказала: Я видел, как она стала на колени и, щупая руками землю под листьями папоротника, вынимала оттуда грузди и клала в свою корзинку.

Скоро и мы с отцом нашли гнездо груздей; мы также принялись ощупывать их руками и бережно вынимать из-под пелены прошлогодних полусгнивших листьев, проросших всякими лесными травами и цветами. Отец мой с жаром охотника занимался этим делом и особенно любовался молодыми груздями, говоря мне: Мы пошли назад, к тому месту, где оставили лошадей, а Евсеич принялся громко кричать: Собирайтесь все к лошадям! Мы не вдруг нашли свои дроги, или роспуски, и еще долее бы их проискали, если б не заслышали издали фырканья и храпенья лошадей.

Крепко привязанные к молодым дубкам, добрые кони наши терпели страшную пытку от нападения овода, то есть мух, слепней и строки; последняя особенно кусается очень больно, потому что выбирает для своего кусанья места на животном, не защищенные волосами. Бедные лошади, искусанные в кровь, беспрестанно трясли головами и гривами, обмахивались хвостами и били копытами в землю, приводя в сотрясенье все свое тело, чтобы сколько-нибудь отогнать своих мучителей.

Форейтор, ехавший кучером на телеге, нарочно оставленный обмахивать коней, для чего ему была срезана длинная зеленая ветка, спал преспокойно под тенью дерева. Отец побранил его, а Евсеич погрозил, что скажет старому кучеру Трофиму, и что тот ему даром не спустит.

Многие горничные девки, с лукошками, полными груздей, скоро к нам присоединились, а некоторые, видно, зашли далеко. Мы не стали их дожидаться и поехали домой. Матреша была в числе воротившихся, и потому я упросил посадить ее на наши дроги. Но к концу десятилетия цензурные ограничения стали ослабевать, и конечно, страстный любитель театра Аксаков немедленно включился в эту деятельность, став одним из первых русских театральных критиков.

С середины г. Кроме того, целый ряд статей был им опубликован в г. Большинство этих публикаций были опубликованы анонимно или под псевдонимами, так как Аксаков не мог по этическим причинам открыто совмещать работу цензора и литератора.

К настоящему времени выявлены, вероятно, ещё далеко не все его театрально-критические работы. Заметки Аксакова довольно просты по форме и посвящены главным образом разбору игры актёров, их взаимодействию и соответствию сценических приемов содержанию роли.

Много внимания он уделяет борьбе со штампами и устаревшей сценической манерой, декламацией нараспев. Аксаков редко теоретизирует, но, не смотря на это, его эстетическая позиция очень определенна и последовательна. Аксаков одним из первых оценил талант и значение для русского театра М.

Идеи, высказанные тогда Аксаковым, позднее были углублены и развиты В. Полевой представлял либеральное направление в русской журналистике и был во многом идейным противником писательского круга, к которому Аксаков принадлежал. Сам Аксаков занимал позицию, скорее, сочувствующего наблюдателя, чем участника полемики: Заметка эта примечательна тем, что в ней Аксаков не только дал высокую оценку творчеству Пушкина ещё при жизни поэта, но и защитил его от несправедливых нападок критики.

В году вышел из печати известный роман Ф. Погодин написали посвященные ему критические статьи. Эта статья стоит особняком в его творчестве и носит во многом концептуальный характер. Он формулирует в ней некоторые свои эстетические принципы и понимание жанровых особенностей романа. После увольнения из цензурного комитета Аксаков вновь вынужден был искать место для службы.

Поместья и театральная критика не могли дать достаточно дохода для жизни большой семьи. После долгих хлопот в октябре года ему удалось занять должность инспектора в Константиновском землемерном училище. За время своей деятельности Аксаков многое сделал для развития этого учебного заведения, подготовив полную его реорганизацию. Его работа увенчалась успехом и в мае указом императора училище было преобразовано в Константиновский межевой институт , а сам Аксаков назначен был его директором.

К этому периоду деятельности Аксакова относится и сближение его с В. Незадолго до этого их познакомил сын Аксакова Константин , участвовавший вместе с будущим критиком в кружке Н. Белинского , а в году предоставил ему место преподавателя русского языка в институте. Белинский занимал эту должность всего несколько месяцев и уволился, решив полностью сосредоточить свою деятельность в сфере журналистики. В году Аксаков увольняется с должности директора.

Причиной этого было значительное ухудшение его здоровья и трения с попечителем института И. В течение 20 — х гг. Примечательно то, что в нём уже намечаются те черты аксаковской поэтики, которые станут характерными спустя два десятилетия. В основе сюжета очерка лежит реальное событие, известное Аксакову со слов очевидцев. В тексте присутствуют замечательные и по поэтичности, и по достоверности описания природы.

Полевым , не знавшем об авторстве Аксакова, своего идейного противника, была напечатана хвалебная заметка. Аксаковское описание бурана, впоследствии, было использовано как образец при изображении зимней бури А. В конце х годов начинается новый период жизни Аксакова. Он увольняется с государственный службы, почти полностью сосредотачиваясь на ведении хозяйственных и семейных дел.

После смерти своего отца Тимофея Степановича в году он наследует довольно крупные поместья. А в г. Состояние здоровья его все ухудшается. Зрение падает настолько, что он уже почти не может писать самостоятельно и диктует свои сочинения своей дочери Вере Сергеевне. В х годах претерпевает коренные изменения тематика творчества Аксакова. Книга стала событием литературной жизни и заслужила единодушной одобрение литературной критики.

Воодушевленный успехом Аксаков в г. После трех лет напряженной работы в г. Книга также приобрела большую популярность, весь тираж был распродан необыкновенно быстро. Отзывы критики были ещё более одобрительные, чем на книгу о рыбалке. Среди прочих, замечательную хвалебную рецензию написал И. Однако, при подготовке ко 2-му изданию Аксаков неожиданно столкнулся с серьёзным противодействием цензуры. Лишь после напряженной и длительной борьбы ему удалось отстоять книгу. Книги Аксакова о рыбалке и охоте были очень необычны для своего времени.

От многочисленных руководств на эту тематику их отличал, прежде всего, высокий художественный уровень текста. Каждая главка книги представляла собой законченное литературное произведение — очерк, посвященный какому-либо элементу рыболовного и охотничьего снаряжения, тому или иному виду рыбы или птицы. Обращали на себя внимание поэтичные пейзажные зарисовки, меткие, остроумные описания рыбьих и птичьих повадок.

Однако, в первую очередь, успеху книг у читателя способствовала особая авторская манера повествования, доверительная, основанная на богатом жизненном опыте, и личных воспоминаниях. Проект издания был отклонен. Причиной запрета послужила общая репутация семьи Аксаковых как нелояльной к действующей власти. К тому же и на самого С.

Пока продолжалась бюрократическая процедура в Цензурном комитете , Аксаков написал более полутора десятка очерков и мелких рассказов о разных видах охоты. В итоге, после окончательного запрета на издание альманаха, из готовых материалов им был составлен и в г. Аксаков и позже, почти до самой кончины, не оставлял этой своей излюбленной темы, изредка публикуя небольшие очерки в периодической печати: Начало работы над ней относится к -му году.

Posted on

Везунчик. Книга 2. Люди и нелюди Олег Бубела

Итак, не нужно быть гением, чтобы понять — меня привели на допрос. Так сказать, с пылу с жару, пока не смазались впечатления, полученные при задержании. Обычная практика в конторах подобного рода. Полночь уж миновала, а закон все не дремлет! Коротышка извлек из недр стола очередную кипу листков и принялся вдумчиво их изучать, не обращая на меня никакого внимания. Похоже, он рассчитывал тем самым довести подследственного до нужной кондиции.

Хотя немного поерзать и пару раз покряхтеть мне не помешает — незачем показывать, что я считаю себя умнее его. Лихтош заглянул в мои невинные глаза, надеясь отыскать там намек на издевку, и возобновил допрос:.

Я бы с радостью, вот только не знаю названия ни одного племени. Северных народов — да, они были упомянуты в прочитанном трактате, а более мелкие образования на краю мира автор трехтомника перечислять не посчитал нужным. Но ответить что-то было надо, поэтому я невозмутимо сообщил:. Я лишь пожал плечами, демонстрируя, что это не мои проблемы. Упрямый коротышка предпринял еще две попытки — достал карту, а потом потребовал сказать что-нибудь на родном наречии. Это ему ровным счетом ничего не дало.

На предложенный моему вниманию кусок пергамента с весьма приблизительной контурной схемой этой части материка я пялился, как баран на новые ворота, не собираясь облегчать дознавателю жизнь и показывать, каким маршрутом добрался до Проклятых земель. Ты можешь до последнего все отрицать, однако, я уверен, на суде это ничего не даст. Но если признаешь свою вину и будешь молить о снисхождении, приговор будет более мягким — получишь всего лет десять-пятнадцать.

Что-то мне подсказывает, второй вариант, по сути своей, ничем от первого не отличается, ведь тяжелый физический труд на каменоломнях долголетию отнюдь не способствует. Да и в рабство как-то не хочется…. Если с признанием ты выкажешь искреннее желание послужить на благо Империи, то наверняка будешь отправлен с клеймом на границу, защищать нашу землю от диких орков. Там, насколько мне известно, условия жизни вполне сносные, а некоторые при должном усердии и безупречной службе через годик-другой умудряются даже амнистию себе заработать.

Остальная часть осужденных просто не успевает дожить до этого счастливого мига, погибая в стычках с орками. Я бы с радостью, вот только не знаю названия ни одного племени. Северных народов - да, они были упомянуты в прочитанном мной трактате, а более мелкие образования на краю мира автор трехтомника перечислять не счел нужным.

Но ответить что-то было нужно, поэтому я невозмутимо сообщил:. Я лишь пожал плечами, демонстрируя, что это не мои проблемы. Дознаватель не отступил и предпринял еще две попытки - достал карту, а потом попросил меня сказать что-нибудь на родном наречии.

Это ему ровным счетом ничего не дало. На предложенный моему вниманию кусок пергамента с весьма приблизительной контурной схемой этой части материка я пялился, как баран на новые ворота, не собираясь показывать, каким маршрутом добирался до Проклятых земель, а пара фраз на русском привели к тому, что Лихтош сдался, записал в протоколе "место рождения установить не удалось" и перешел к главной части:.

Ты можешь до последнего все отрицать, однако я уверен, на суде это ничего не даст. Показания свидетелей, - Лихтош кивнул на стопку листков, - сходятся до мельчайших деталей, приметы твои были указаны четко, поэтому судьи даже не станут возиться с амулетом правды и сразу объявят приговор.

Но если ты признаешь свою вину и будешь молить о снисхождении, приговор будет мягким - получишь лет десять-пятнадцать. Если же ты с признанием выкажешь желание послужить на благо Империи, то наверняка будешь отправлен с клеймом на границу, защищать нашу землю от диких орков. А там при должном усердии и безупречной службе можно через годик-другой амнистию заработать.

Это то же самое рабство. Я не понял, о чем идет речь, но коротышка охотно рассказал, что в Ирхоне и других вольных городах приграничья Гильдия искателей имеет право выкупать преступников, оплачивая их штрафы. Причем как тех, на чьих пальцах имелись серебряные знаки, так и всех остальных. И если первым, очутившись на свободе, приходилось эти штрафы отрабатывать потом и кровью в почти двукратном размере, то вторым маги Гильдии надевали ошейник чтобы не надумали сбежать и приказывали до самой смерти ходить на Проклятые земли, отдавая вызволившей их организации четыре пятых своего дохода.

В общем, как и сказал дознаватель - самое натуральное рабство, только поводок чуть длиннее. Я лишь хотел поинтересоваться - можно ли мне как-нибудь откупиться от этих обвинений. Они подхватили меня под белы рученьки и после недолгого блуждания по коридорам завели в одну из комнат. Нет, не в камеру, где мне предстояло коротать ночь в ожидании завтрашнего суда, а в небольшой кабинет, в котором за дубовым столом сидел невысокого роста крепыш с пышными усами и недельной щетиной на щеках.

Он величественным кивком отпустил моих конвоиров, дождался, пока за ними закроется дверь и указал мне на стоявший посреди комнаты стул. Я осторожно присел на краешек и принялся разминать начавшие затекать руки.

Похоже, меня привели на допрос. Так сказать, с пылу с жару, пока не смазались впечатления, полученные при задержании. Обычная практика в конторах подобного рода. Но какие же трудоголики, эти ирхонские следователи! Полночь уж миновала, а закон не дремлет! Коротышка извлек из недр стола кипу листков и принялся их вдумчиво изучать, не обращая на меня никакого внимания.

Похоже, он рассчитывал, что ожидание доведет подследственного до нужной кондиции. Он бы еще напарника пригласил и начал играть пьесу под названием "хороший и плохой следователь"! Но немного поерзать и пару раз покряхтеть мне совсем не помешает — незачем показывать, что я считаю себя умнее его.

И стоит она на нашей земле, где жили десятки поколений моих предков. Я бы с радостью, вот только не знаю названия ни одного племени. Северных народов — да, они были упомянуты в прочитанном мной трактате, а более мелкие образования на краю мира автор трехтомника перечислять не счел нужным. Но ответить что-то было нужно, поэтому я невозмутимо сообщил:.

Я лишь пожал плечами, демонстрируя, что это не мои проблемы. Дознаватель не отступил и предпринял еще две попытки — достал карту, а потом попросил меня сказать что-нибудь на родном наречии.

Это ему ровным счетом ничего не дало. На предложенный моему вниманию кусок пергамента с весьма приблизительной контурной схемой этой части материка я пялился, как баран на новые ворота, не собираясь показывать, каким маршрутом добирался до Проклятых земель, а пара фраз на русском привели к тому, что Лихтош сдался, записал в протоколе "место рождения установить не удалось" и перешел к главной части:.

Значит, хозяин постоялого двора не стал вспоминать эпизод с покалеченным воришкой — уже легче. Ты можешь до последнего все отрицать, однако я уверен, на суде это ничего не даст. Показания свидетелей, — Лихтош кивнул на стопку листков, — сходятся до мельчайших деталей, приметы твои были указаны четко, поэтому судьи даже не станут возиться с амулетом правды и сразу объявят приговор.

Но если ты признаешь свою вину и будешь молить о снисхождении, приговор будет мягким — получишь лет десять-пятнадцать. Если же ты с признанием выкажешь желание послужить на благо Империи, то наверняка будешь отправлен с клеймом на границу, защищать нашу землю от диких орков.

А там при должном усердии и безупречной службе можно через годик-другой амнистию заработать. Это то же самое рабство. Я не понял, о чем идет речь, но коротышка охотно рассказал, что в Ирхоне и других вольных городах приграничья Гильдия искателей имеет право выкупать преступников, оплачивая их штрафы. Причем как тех, на чьих пальцах имелись серебряные знаки, так и всех остальных.

И если первым, очутившись на свободе, приходилось эти штрафы отрабатывать потом и кровью в почти двукратном размере, то вторым маги Гильдии надевали ошейник чтобы не надумали сбежать и приказывали до самой смерти ходить на Проклятые земли, отдавая вызволившей их организации четыре пятых своего дохода. В общем, как и сказал дознаватель — самое натуральное рабство, только поводок чуть длиннее. Я лишь хотел поинтересоваться — можно ли мне как-нибудь откупиться от этих обвинений.

Ведь деньги у меня имеются, а желания махать кайлом в каменоломнях или бить диких орков что-то не наблюдается. Сделав вид, что испугался, я стал лихорадочно размышлять, отчего Лихтош так бурно отреагировал на мой намек о взятке?

Действительно честный служака, или опасается "прослушки" в своем кабинете и разыгрывает спектакль? Ах, да, он же упоминал, что в этом мире имеются какие-то амулеты правды. Значит, нужно срочно идти на попятную. Я вовсе не собирался предлагать деньги, чтобы избежать наказания, а только хотел уточнить — можно ли заменить ссылку штрафом.

И если да, каких он может достигнуть размеров? Если признаешь свою вину, расскажешь правду о случившемся, то на слушанье я обещаю попросить судей о смягчении наказания и замены его уплатой определенной суммы в городскую казну. Коротышка замолчал, не закончив фразу.

Блин, мягко стелет, но упорно избегает конкретики! К сожалению, в данном случае у меня нет другого выхода, кроме как как начать облегчать душу добровольным признанием. Ладно, будем надеяться на то, что мои деньги в рюкзаке останутся целехонькими, а не растворятся в недрах острога, что дознаватель окажется порядочным человеком и сдержит свое обещание, что судьи будут снисходительны….

Максимально подробно изложил события той ночи, упирая на то, что лишь защищался от проникших в комнату грабителей. А сбежал не потому, что чувствовал себя виноватым — просто не хотел, чтобы отряд искателей ушел в Проклятые земли без меня.

Не забыл я отметить и свое незнание местных законов, как и тот факт почерпнутый из трактата , что на северных землях убийство в целях самообороны преступлением не считается. Особо подчеркнул, что даже не думал скрываться от правосудия и не сопротивлялся при задержании.

В общем, "облегчившись" по полной программе, я подождал, пока довольный дознаватель запишет мои показания, а потом поинтересовался, что мне светит.

Лихтош порадовал — оказывается, трупы грабителей никто из работников гостиницы не трогал, рядом с ними нашли и удавку, и их ерундовые кинжалы с ножом, которые я брать не стал, поэтому версия о самообороне нашла подтверждение. Кроме того, эти двое давно были на примете у стражи, так что никаких сомнений в их роде занятий у коротышки не возникало. В итоге, у меня появлялся шанс отделаться минимально возможным наказанием, но суммы штрафа дознаватель все равно не назвал.

Зато утолил мое любопытство, сообщив, как стражникам удалось так оперативно меня отыскать. Если восстановить события, произошедшие после того, как я вышел из гостиницы, получится следующая картина. Как только хозяину постоялого двора надоело любоваться на трупы в моей комнате, он послал одного из своих работников за стражей.

Отряд с дознавателем появился быстро, а после осмотра места преступления и выяснения моих примет помчался к западным воротам, полагая, что я решу покинуть Ирхон и двинусь обратно на безопасные имперские земли. Но там привратники заявили — никого похожего не видели. Тогда для очистки совести они наведались к восточным и жутко огорчились, узнав, что я вышел из города минут десять назад.

Дальше — дело техники. Мастер-художник в остроге и такой имелся по подсказкам хозяина гостиницы набросал мой портрет, который затем был вывешен в здании городской администрации с пометкой о вознаграждении за помощь в поимке. Там его и увидел хозяин постоялого двора, где сегодня ночью я имел несчастье поселиться.

На мой естественный вопрос — почему нельзя было отдать приказ о моем задержании стражникам на воротах, Лихтош пояснил, что это совсем другое подразделение, которое подобными делами не занимается. В который раз подивившись странным порядкам в городе, жестко разграничившим сферы деятельности подразделений похожего рода, я поставил свое имя в протоколе и задумался.

Выходит, Ярут рассказал своим коллегам которые, как выяснилось, вовсе ему не коллеги все, включая свои подозрения. Интересно, а не Мишету ли он все это выкладывал?

Если моя догадка верна, недавняя реакция стражника становится понятной, но возникает интересный вопрос — какого хрена приятель не сообщил о повышенном внимании властей к моей персоне? Ведь тогда я бы не стал задерживаться в Ирхоне и в итоге не угодил бы в тюрьму. Сдал бы всю добычу — и поминай, как звали. Причем ни Лот, ни Дон даже словом не обмолвились о расспросах.

Что жалко было предупредить своего нового знакомого, не поскупившегося на сытный ужин в недешевом трактире? И что это за непонятный обет молчания — цеховая солидарность, или кое-что похуже? Я рассказал дознавателю, где живет приятель, после чего коротышка позвал конвоиров, уже успевших куда-то деть рюкзак с моими вещами, и приказал увести задержанного. Выйдя в коридор, мы миновали несколько поворотов и спустились в подвал, где горел полудохлый светлячок и витали очень знакомые запахи гнили и общественного туалета.

На одной из стен находилось три массивных двери со смотровыми окошечками, а рядом с лестницей стоял стул, на котором дремал еще один парень в черном. Будучи разбуженным "ласковым" пинком одного из моих конвоиров, дежурный вскочил, достал связку ключей и принялся отпирать крайнюю дверь. Пока давно не смазываемый замок скрежетал и щелкал, мне успели развязать руки, а затем, придав ускорение молодецким ударом между лопаток, втолкнули в камеру. Большую, просторную и совсем не одиночную.

Свет горевшего на площади светлячка, проникавший в небольшие оконца под потолком камеры, позволил мне увидеть еще шестерых товарищей по несчастью, которые в данный момент сидели или лежали на узких деревянных лавках у стен. Его внешность в полумраке показалась мне устрашающей — типичный уголовник с нехилым размахом плеч, небритой рожей и приплюснутым носом. Остальные были ему под стать.

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — в остроге они частые гости. Что ж, похоже, на теплый прием в собравшейся здесь компании мне рассчитывать не приходится.

Тем временем поднявшийся с нар уголовник подошел ко мне, навис грозовой тучей и угрожающе произнес, источая кислую вонь из пасти:. Так что сейчас живо падай на коленки перед Квером и моли богов, чтобы он преисполнился великодушием и позволил тебе размять его натруженные за день пятки!

Думаешь, раз стащил пирожок у торговки — уже можешь дерзить уважаемым люд…. Договорить он не успел — левой рукой я ударил мужика в солнечное сплетение, а ребром правой ладони рубанул по шее.

Вашут рухнул на пол, как подкошенный. Я ведь уже упоминал о том, что знаю, куда и как нужно бить? Один в минусе, поскольку, по самым скромным предположениям, валяться в отключке ему не меньше четверти часа.

За это время либо меня изобьют до полусмерти остальные уголовники, либо на моей совести появится еще несколько трупов. Все зависит от того, насколько удачным окажется мой спектакль. Перешагнув упавшее тело, я все так же спокойно поинтересовался у сокамерников:. Те молчали, ошеломленные скоротечностью расправы, и не собирались бросаться на помощь упавшему приятелю. Я надеялся именно на эту реакцию, прекрасно понимая, что справиться одновременно с пятью точно не смогу, поэтому, буркнув: На одном деле засветился изрядно, а сегодня не на тот постоялый двор отправился ночевать.

Интересно, как его до сих пор не прибили? А вот и разгадка! Это только ничего не подозревающие приезжие регулярно приносят Гусу несколько лишних монет, а находящиеся в розыске ирхонские преступники его заведение десятой дорогой обходят.

Хотя мстить не решаются — видимо, хозяин постоялого двора имеет нехилую "крышу" в виде городской стражи или кого покруче. Похоже, он принял меня за матерого убийцу-профессионала, члена соответствующей нелегальной имперской Гильдии. С одной стороны — хорошо, проблем меньше, но с другой — я же легко могу спалиться на мелочах, а последствия подобного провала будут намного хуже.

Posted on

Прикладная магия. Книга 7 Г. А. Иванов

Автоматическая система по добыче криптовалют Таблица для быстрого создания отчетов bounty Все секреты успешного продвижения малостраничных инфо сайтов Отношения, Гармония, Женщина Как зарабатывать на телеграм-каналах от 30 до тысяч рублей Ферма доходных сайтов - Деригина Создание прибыльного интернет-магазина Заработок на копировании сайтов Контрактные автозапчасти - Гордеев Очищение и омоложение организма на клеточном уровне О партнерках и продвижении от крутых авторов SEO Гуру — новое руководство по мобильному и региональному продвижению Бизнес молодость "Метаморфозы" Базовый курс Большой Интенсив Александра Писаревского Курс Моделирование женского платья fashionelement Личные финансы от А до Я - Белановский Стратегия жизни - Ходченков Совместный доступ к Joomla складчине Обучение торговли криптовалютам - Яковенко Пассивная схема доход от 75 в месяц Пошив базового гардероба с нуля Еnvаtо Еlеmеnts - слив подписки [1,3 Терабайта годноты] Получи максимум инфопродуктов, оформи подписку всего за рублей!

Скачать Прикладная магия Г. Иванов 7 книг, вся серия Тема в разделе " Эзотерика и оккультизм ", создана пользователем Gustav , 1 фев Прикладная магия 7 книг, вся серия Автор: Иванов Аннотация к книге "Прикладная магия. Книга 1" Новая книга известного в Украине практикующего мага, гипнотерапевта Г.

Иванова им написаны десятки книг и брошюр по традиционному целительству, классической биоэнергетике, практической магии вобрала в себя знахарские рекомендации, все основные направления Белого колдовства целительства , современной магии, связанные, в первую очередь, с корректировкой судьбы, избавлением от негативных программ любого происхождения, в том числе и естественного.

В "Прикладной магии" совершенно отсутствует теория, сложные для понимания и восприятия методики, что делает издание максимально приближенным к решению читателями, даже весьма далекими от оккультизма, всевозможных проблем. По одному и тому же вопросу можно отыскать несколько различных рекомендаций, советов. В конечном итоге, испробовав их, непременно эмпирическим путем обнаружите нужные, которые стопроцентно подходят конкретному заинтересованному человеку. Аннотация к книге "Прикладная магия.

Книга 2" Второй том "Прикладной магии" первый практически сразу разошелся среди читателей и готовится второе издание известного в Украине и за ее пре делами консультанта-парапсихолога Г. Иванова продолжает исследовать практические возможности оккультного воздействия на человека различных позитивных ритуалов и манипуляций с позиций изменения и корректировки судьбы; оказывать реальную помощь в различных экстремальных и житейских ситуациях, помогает читателю избавиться от многих недугов.

Книга рассчитана на массового читателя. Книга 3" В третьем томе "Прикладной магии" автор, верный однажды избранной концепции - не держать тайн от читателей, продолжает делиться с ними своим немалым практическим опытом. В книге впервые публикуется подборка исцеляющих рисунков известного в Украине биоэнерготерапевта В. Чиха, принятых им из Космоса, выделены разделы "Только у нас! В издании каждая страница заполнена полезнейшими магическими советами, рекомендациями, ритуалами.

Книга 4" В четвертом том настоящего издания автор продолжает знакомить заинтересованных читателей как с практическими наработками новейшей магии, так и с апробированными классическими методиками оккультизма прошлых лет.

Рассчитан на читателя, интересующегося эзотерическими знаниями. Книга 5" Пятый том настоящего издания продолжает знакомить заинтересованных читателей как с практическими наработками новейшей магии, так и с апробированными классическими методиками оккультизма прошлых лет.

Книга 1 Новая книга известного в Украине практикующего мага, гипнотерапевта Г. Иванова им написаны десятки книг и брошюр по традиционному целительству, классической биоэнергетике, практической магии … — Велигор, Подробнее Книга 2 Второй том "Прикладной магии" первый практически сразу разошелся среди читателей и готовится второе издание известного в Украине и за ее пре делами консультанта-парапсихолога Г.

Иванова… — Велигор, Подробнее Книга 3 В третьем томе "Прикладной магии" автор, верный однажды избранной концепции - не держать тайн от читателей, продолжает делиться с ними своим немалым практическим опытом. В книге впервые… — Велигор, Подробнее Иванова им написаны десятки книг и брошюр по традиционному целительству, классической биоэнергетике, практической магии … — Велигор, формат: Книга 2 Второй том "Прикладной магии" первый практически сразу разошелся среди читателей и готовится второе издание известного в Украине и за ее пре делами консультанта парапсихолога Г.

Иванова… — Велигор, формат: В книге впервые публикуется… — Велигор, формат: Книга 2 Второй том "Прикладной магии" известного в Украине и за ее пре делами консультанта-парапсихолога Г. Иванова продолжает исследовать практические возможности оккультного воздействия на человека… — Велигор, формат: Список русскоязычных японистов — составлен на основе справочника С. Александр Зорич — Эту статью следует викифицировать. Дмитрий Гордевский, Яна Боцман Псевдонимы: В книге впервые публикуется подборка исцеляющих рисунков известного в Украине биоэнерготерапевта В.

В издании каждая страница заполнена полезнейшими магическими советами, рекомендациями, ритуалами. Рассчитан на читателя, интересующегося эзотерическими знаниями. Аналогов издание не имеет как в отечественной, так и в зарубежной эзотерической литературе. Stop hovering to collapse Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы разместить сообщение.

Иванов - Прикладная магия. Ваше имя или e-mail: У Вас уже есть учётная запись?

Posted on

Об авторах ваших книг М. Агатов

Лучшие книги о вампирах. Обзор популярных книг жанра фэнтези. Самые лучшие книги о любви. Самые лучшие книги о женщинах. Топ-5 эротических романов в истории. ТОП-7 книг для летнего отпуска. Читаем вместе с ребенком. Лучшие детские книги о животных. Развивающие книги для самых маленьких.

Современная украинская детская книга. Старые добрые новогодние сказки. ТОП-5 сказок на ночь. Книги для внеклассного чтения школьников классов. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.

Другие книги схожей тематики: Агатов Об авторах ваших книг Вашему вниманию предлагаются литературные композиции по материалам критической и мемуарной литературы — Молодая гвардия, формат: Архитектура корпоративных приложений В этой книге, написанной двумя ведущими экспертами в области программирования Дино Эспозито и Андреа Сальтарелло, рассказывается от начала и до конца как применять шаблоны и лучшие методики для… — Вильямс, формат: Во вселенной The Walking Dead нет более чудовищного персонажа, чем Губернатор.

Он заставлял своих пленников сражаться с зомби только ради… — АСТ, формат: Практическое руководство по принятию взвешенных решений О книге Практичное, подробное, структурированное руководство по принятию решений - для деловых людей и не только.

Не пора ли поменять работу? Какого кандидата принять на должность… — Манн, Иванов и Фербер, формат: Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Об авторах ваших книг. Вашему вниманию предлагаются литературные композиции по материалам критической и мемуарной литературы — Молодая гвардия, формат: В этой книге, написанной двумя ведущими экспертами в области программирования Дино Эспозито и Андреа Сальтарелло, рассказывается от начала и до конца как применять шаблоны и лучшие методики для… — Вильямс, формат:

Posted on

Странный рыцарь Священной книги Антон Дончев

Секрет их притягательности заключается в том, что автор не впадает в мелкотемье, не обременяет сознание читателей чрезмерно частым упоминанием ненужных ему исторических фактов. Его внимание сосредоточено главным образом на том, что имеет общечеловеческий характер и будит интерес в любом человеке независимо от того, в какой стране он родился и на каком языке разговаривает.

И предлагаемый русскому читателю очередной роман А. Дончева не составляет здесь исключения. Впервые он был опубликован в г. В нём писатель касается богомильства — средневековой ереси, широко распространившейся на Балканах, в крупнейших странах Западной Европы и вызвавшей отзвук в Киевской и Московской Руси. Среди множества ересей европейского Средневековья богомильство выделялось тем, что оно пыталось дать неканоническую трактовку не какой-либо отдельной христианской доктрине или каким-либо отдельным эпизодам из Священного Писания.

Оно предложило свою развёрнутую систему воззрений на сотворение мира и устройства человеческого общества, т. Богомильство имело синтетический характер: Свою относительную завершённость это учение приобрело в X столетии в Болгарии, получив своё название по имени.

Богомильство оказалось очень притягательным учением, поскольку оно давало простые, ясные ответы практически на все мучившие христиан вопросы. Если созданный Господом мир и его лучшее творение человек являются совершенными дело Божьего промысла , то почему вокруг бушует столько зла и мерзости? Почему цари и феодалы без конца занимаются разорительными для страны войнами? Почему сюзерены притесняют своих вассалов и держат крестьян в нищете?

Почему Церковь облагает паству непосильными поборами, а священники и монахи ведут образ жизни, далёкий от проповедуемых ими добродетелей? Богомильство быстро обрело многочисленных приверженцев, поскольку оно устраняло главное противоречие между проповедуемыми Церковью христианскими идеалами и ужасающей реальной действительностью.

Согласно главному положению богомилов, в мире постоянно ведут борьбу добро и зло. Добро невидимо, оно от Бога, а всё видимое — от Сатаны. Последний — в прошлом божий ангел, затеявший бунт против Господа и низвергнутый Им с небес на землю вместе со своими мятежными сторонниками. Вымолив прощение у Господа, Сатана решил создать там своё царство. Он занимался творением шесть дней, изваял в конце своей работы тела мужчины и женщины из глины, но не смог вдохнуть в них души.

По этой причине в эти тела Сатана заставил войти падших ангелов. И получилось так, что в человеке от Бога — только душа, тело же его — от Сатаны. Последним сотворён и весь видимый мир: Вот почему богомилы призывали крестьян не работать на царя и своих господ, а только на себя. Богомилы проповедовали, что все люди равны между собой, что женщина равна мужчине и все должны вкушать одинаковую пишу и носить одинаковые одежды. Они жили общинами, которыми руководили Совершенные — выборные члены общин, достигшие совершенства в добродетелях.

Эти духовные вожаки не добывали хлеб насущный, а занимались сбором трав, врачеванием и книжными премудростями. Богомилы отвергали церковную обрядность: Официальная церковь и инквизиция считали этот еретический вариант Евангелия апокрифическим, т.

А для богомилов она, наоборот, являлась самым авторитетным и непререкаемым источником. Благодаря доходчивости, простоте и логичности аргументов богомильство в Х-ХШ вв. Общины его последователей появились в Боснии, Италии, Франции, Германии и среди восточных славян. Еретики этого толка назывались по-разному: Быстрота распространения этого учения вызывала тревогу папского престола.

Римские папы организовывали и благословляли крестовые походы против еретиков. Города и замки приверженцев богомильства брались штурмом, их население нередко истреблялось поголовно. Все, кто не отрекался от преступной ереси, оканчивали жизнь в пламени костров.

Такие исторические сюжеты и оригинальность самого учения богомилов привлекали внимание литературных творцов в различных странах. Тема нравственной борьбы двух противоборствующих сторон — приверженцев богомильства и науськиваемых на них Римским папой Иннокентием III правоверных католиков — проходит красной нитью и через роман А. Действие в нём развивается в основном после IV Вселенского Латеранского собора г. Двадцать лет назад он покинул родовое гнездо и безуспешно пытался своей отвагой добыть себе в крестовых походах славу и деньги.

Анри — искусный воин: И не менее искусно — болгарским языком, ибо несколько лет провёл он в плену в Тырнове после сокрушительного разгрома болгарами в г. Анри надлежало доставить её в римский замок Святого Ангела в секретное хранилище рукописей с еретическими сочинениями, поскольку Святая Церковь намеревалась изучить это главное идеологическое оружие богомилов.

За захват главной богомильской еретической книги и доставку её в тайное узилище замка Святого Ангела наёмнику Анри было обещано пять тысяч золотых венецианских дукатов. Столь высокая плата объяснялась не только огромной ценностью книги для инквизиции, но и сложностью предстоящей операции с большим риском для жизни её главного исполнителя. Однако позднее Анри начинает понимать, что обещанных денег он, возможно, никогда не увидит.

Вслед за ним неотступно идёт по пятам со своими подручными фанатик Доминиканец — жестокий монах, помышляющий не о подстраховке Анри, а об отнятии у него добычи и умерщвлении его, как соприкоснувшегося с богомильской заразой еретика.

Действия в произведении развивается очень динамично, напоминая приключенческий роман. На пути из Тырнова в Прованс ведётся яростная борьба двух сторон за обладание Священной книгой. Здесь есть схватки, погони, труднейший переход через Альпы, неожиданные смерти, предательство, самопожертвование Всё это держит читателя в непрерывном напряжении, которое исключает зевки при знакомстве с романом.

Гораздо медленнее происходит эволюция мировоззрения главного героя. Смена его жизненных и религиозно-философских ориентиров происходит незаметно, она итог прожитых лет, которые он пытается осмыслить в темнице в последние пятнадцать дней перед казнью. Анри пишет воспоминания, которые являются ключом к пониманию причин произошедшего в его душе переворота.

В романе поднимаются темы смысла и бессмысленности человеческого существования. Нетерпимость потрясает и сотрясает! В этом объяснение всех чудовищных кровопролитий, которые происходят на ней, приходит к выводу автор. Надо отдать ему должное: Дончев сумел привлечь интерес многочисленных читателей к болгарской тематике. Он обладает редким даром убеждения и умением концентрироваться на общечеловеческих ценностях во все времена.

Именно это вызывает интерес и симпатию к книгам Дончева, независимо от возраста, уровня образования и национальности человека. Новости Минздрав преобразует систему обязательного медицинского страхования Харрисон Форд посмотрел "Хана Соло" дважды и "разбушевался" СК проверит видео с упавшим с носилок пациентом больницы в Наро-Фоминске На востоке Москвы мужчина захватил заложников Фанаты "Ливерпуля" не могут вылететь в Киев на финал Лиги чемпионов Премьер Японии прилетел в Санкт-Петербург Доходы бюджета могут упасть на млрд рублей УЕФА утвердил изменения правил финансового fair play В Совфеде предположили причины отказа Трампа от встречи с Ыном Таксисту в Костроме предъявили обвинение в убийстве школьницы Названы лауреаты Патриаршей литературной премии На Дону рассказали о состоянии ребенка, раненного одноклассником Минздрав предложил увеличить возраст совершеннолетия Дарью Старикову похоронили в ее родном городе Апатиты В Ростовской области при обрушении в шахте погиб рабочий Эмилия Кларк попыталась изобразить Чубакку и потерпела фиаско Косачев расценил как дилетантизм отмену Трампом встречи с Ким Чен Ыном В Симферополе суд приостановил постановление о сносе ТЦ "Куб" Компания "Санофи" продолжит инвестировать в российское здравоохранение Российские пранкеры разыграли главу МИД Великобритании Пол Дано дебютирует как режиссер драмой с Джейком Джилленхолом Геополитика поднимает цену нефти на долларов

Posted on

Белая кость. Книга 3. Катастрофа Роман Солодов

Мы старались учесть все пожелания, которые Вы направили нам. За минувшие полтора года много всего произошло, литературный проект "Facultet" претерпел сильные изменения. О текущей ситуации, планах на будущее, новом функционале мы скоро расскажем вам в следующих новостях! Цель издательства "Facultet" - открыть читательской аудитории новые имена. Нашей отличительной чертой является направленность на работу именно с молодыми и перспективными авторами. Мы хотим, чтобы самые талантливые из них вышли за рамки интернет-сети и самиздата, а их работы стали доступны в полноценном печатном варианте.

Для реализации этой цели мы ежегодно проводим масштабный литературный конкурс. В конкурсе года участвовало более трех тысяч человек по четырем номинациям: Результатом конкурса станут три книги, одна из которых уже поступила в продажу.

Наши книги выходят достойным тиражом, имеют широкую сеть распространения и хорошую выкладку. За две минуты до будильника п Марк Твен мой любимый писатель по трем причинам: Он не нужен больше этой стране….

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт.

Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка на 16 книг: Скидки на лучшие книги. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Аннотация к книге "Белая кость. Катастрофа" Капитан Бекешев продолжает свою войну с большевиками.

Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Дети мои 12 рец. Собрание произведений Алексиевич Светланы. Зулейха открывает глаза рец. Иллюстрации к книге Роман Солодов - Белая кость. Рецензии и отзывы на книгу Белая кость. Новые рецензии Дата Рейтинг Zhanna Все отзывы и рецензии 1.

А зори здесь тихие НКВД против врагов России обложка. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Белая кость. Катастрофа " автор Солодов Роман Николаевич , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История.

1 2 3 4 5