Posted on

Флот вторжения (комплект из 2 книг) Гарри Тартлдав

, Author

У нас вы можете скачать книгу Флот вторжения (комплект из 2 книг) Гарри Тартлдав в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Клиффорд Саймак , Карл Якоби , Улица, которой не было. Скачать книгу fb2, Старый профессор Джонатан Чэмберс каждый день выходит на прогулку по городу.

Этот, отработанный годами ритуал, стал настолько привычным, что любая неожиданность кажется невозможной.

Однажды, придя с прогулки домой, он обнаруживает, что проделал привычный маршрут на пятнадцать минут быстрее обычного…. Клиффорд Саймак , Карл Якоби. Тогда кто и зачем дерзнул потревожить его? Младший офицер, вошедший в каюту главнокомандующего, заметно нервничал.

Обрубок его хвоста дрожал, а глаза быстро поворачивались то в одну, то в другую сторону, словно обшаривали помещение в поисках опасности. Младший офицер, находящийся почти на грани обморока, явно собирался с духом, прежде чем продолжить.

В течение нескольких последних дней корабельная аппаратура фиксирует необычные радиосигналы, идущие из системы Тосев. Вы осмеливаетесь утверждать, что заснятые нашими зондами дикари, разъезжающие на горбатых тварях, сумели дойти до электроники за какие-то полторы тысячи лет, когда нам для подобного достижения потребовались многие и многие тысячелетия? Просто докладываю вам об аномальных явлениях, которые могут представлять важность для нашей миссии и, следовательно, для Расы.

Главнокомандующий метнул сердитый взгляд ему вслед. Нет, нелепость какая-то… Раса развивалась медленно, неспешными, разумными шагами. Хотя и работевляне, и халессиане были завоеваны прежде, чем изобрели радио, их развитие тоже проходило сравнительно долго и неторопливо. Атвар обратился к своему компьютеру. На экране появились данные, упомянутые помощником командира. Главнокомандующий изучил их, затем запросил у машины выводы. Результаты компьютера оказались аналогичными тем, о которых говорил Эревло: Гарри Тертлдав - Флот вторжения Здесь можно скачать бесплатно "Гарри Тертлдав - Флот вторжения" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf.

Боевая фантастика, издательство Эксмо, Домино, год Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Вторая мировая война в самом разгаре.

Россия, казалось бы, обречена пасть под натиском нацистской Германии. Но тут в войну вмешивается третья сила. Непредвиденный противник, прилетевший из глубин космоса.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Флот вторжения" Книги похожие на "Флот вторжения" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Олег Верещагин - Возрождение. Юрий Чутченко - Точка невозврата. Шон Уильямс - Блудное Солнце. Виталий Держапольский - Псарня. Станислав Сергеев - Вторая попытка. Валентин Егоров - Ас Третьего рейха. Антон Волков - Битва за Свет. Карен Трэвисс - Ужас глубин. Олег Митин - Сан Кар. Остолоп поглядел на сержанта Шнейдера с некоторым удивлением.

Скорее, такое предположение можно было услышать от Сэма Иджера, увлекавшегося чтением обо всяких пучеглазых чудищах еще до того, как люди узнали об их существовании. Но сержант, похоже, обладал прямолинейным умом военного. Интересно, каким образом он размышляет о других планетах - или как они еще там называются? Словно отвечая на не заданный Остолопом вопрос, Шнейдер объяснил: Нам нужно выбираться отсюда, чтобы как-то поддержать танки.

Шнейдер вылез из окопа и махнул рукой остальным солдатам, находящимся в роще, затем двинулся вперед. Дэниелс вместе с остальными последовал за сержантом. Вне своего наспех вырытого окопчика он чувствовал себя буквально голым и беззащитным.

Остолоп повидал достаточно артиллерийских обстрелов: Он знал, что такие окопчики дают лишь иллюзию безопасности, но иллюзия тоже необходима в этом мире. Без нее люди скорее всего вообще никогда не пошли бы воевать. Над головой свистели американские снаряды, летящие в западном направлении. По мере их удаления от Остолопа звук становился тоньше и тише.

Когда же он услышал нарастающий визгливый звук, то нырнул в канаву за несколько секунд до того, как сообразил, что звук исходит, должно быть, от летящего снаряда ящеров. Тело у Дэниелса было сообразительнее головы. Он довольно часто наблюдал это в бейсболе. Если решил остановиться и подумать, что ты делаешь, добра не жди. Снаряд разорвался в нескольких сотнях ярдов впереди, в гуще наступающих танков. И вновь Дэниелс не стал останавливаться для размышлений, поскольку за первым снарядом последовали другие.

Проклиная Шнейдера и себя самого за то, что они покинули укрытие, он пытался окопаться, лежа на животе. Остолопу вдруг захотелось стать кротом или сусликом - любым существом, которое может зарыться в землю и преспокойно не вылезать на поверхность. Собственное дыхание отдавалось у него в ушах. Сердце прыгало так, что готово было разорваться.

Залпы ящеров проклятья Дэниелса нисколечко не волновали. Остолоп вспомнил, что артиллерия бошей тоже плевать хотела на все его ругательства. Через какое-то время град снарядов иссяк. Единственное облегчение заградительный огонь ящеров не продолжался днями напролет, как было в войне с немцами в году. Возможно, у пришельцев не хватало стволов или полевых складов, чтобы устроить здесь подобный ад. А может, им это и не нужно.

Их огонь был точным и смертоносным, чего бошам и не снилось. Когда Дэниелс рискнул высунуть голову, то увидел, что поле, по которому он двигался, теперь походит на поверхность пекущегося блина.

Впереди горели два или три танка. Пока он смотрел, вспыхнул и задымился еще один. Из-за слетевшей гусеницы танк зарылся в грязь. Ящеры как будто умели начинять свои снаряды противотанковыми минами. До появления этих марсиан, или как их там еще, он бы посмеялся над такой идеей. Впереди, примерно в двух футах от его нового окопчика, в пожухлой траве лежал какой-то блестящий предмет шарообразной формы, чуть поменьше бейсбольного мяча. Он потянулся было к предмету, чтобы взять и рассмотреть, потом резко отдернул руку, словно шар умел кусаться.

Хотя эта маленькая голубая игрушка не похожа на мину, это еще не значит, что она не умеет взрываться. И уж явно ящеры не бросили этот шарик ему под нос по причине сердечной щедрости. Это их работа, - заключил Дэниелс. Двинувшись дальше, он благоразумно обогнул непонятный предмет стороной.

Шел Дэниелс не так быстро, как хотелось бы, приходилось все время смотреть под ноги, нет ли новых сюрпризов. Глухой удар взрыва и чей-то крик, раздавшийся справа, доказали Остолопу, что его осторожность не напрасна. Слева от него и чуть впереди двигался сержант Шнейдер. Он шел ровно, как машина. Дэниелс хотел крикнуть и предупредить своего командира, но потом заметил, что хотя сержант и идет быстрее не удивительно, ведь Шнейдер был выше и находился в лучшей форме, чем он , но успевает тщательно смотреть под ноги.

На войне далеко не каждый солдат может рассчитывать дожить до старости, но Шнейдер не собирался погибать из-за дурацкой оплошности. Впереди еще один танк наскочил на мину и загорелся. Экипажу из пяти человек удалось выбраться за считанные секунды до того, как стали взрываться боеприпасы.

Остальные танки, опасаясь схожей участи резко сбросили скорость и почти ползли. Может, он обращался к танкам, может, к пехоте, чье продвижение также замедлилось.

Если мы застрянем в поле, нас перебьют! Здравый смысл, звучавший в словах сержанта, заставил Остолопа прибавить ходу. Но вскоре опять пришлось выбирать место поудобнее, чтобы окопаться. Несмотря на несгибаемую волю Шнейдера, наступление захлебывалось. Продвинувшись еще на несколько сот ярдов, это понял даже сам сержант. Когда он остановился и достал саперную лопатку, солдаты последовали его примеру. По полю, словно паутина, потянулись траншеи. Дэниелс беспрерывно работал около получаса, подводя свой окоп к ближайшему окопу справа.

И вдруг он понял: Такое открытие не вдохновляло. Станция работала на той же частоте, на которой всегда вещал Берлин, и мощность у нее была почти такая же. Но сейчас немцы словно шептали, надеясь, что их не подслушают. Правительство рейха с прискорбием сообщает, что город Вашингтон, столица Соединенных Штатов, судя по всему, явился жертвой бомбы, аналогичной той, которая недавно вызвала мученическую гибель Берлина. Все радиопередачи из Вашингтона внезапно прекратились примерно двадцать пять минут назад.

Противоречивые сообщения из Балтимора, Филадельфии и Ричмонда говорят об огненном столбе, взметнувшемся в ночное небо. Наш фюрер Адольф Гитлер выразил свое соболезнование американским гражданам, ставшим, как и немцы, жертвами безумной агрессии со стороны диких инопланетных захватчиков.

Ему было наплевать, что там изрек Адольф Гитлер. Жаль, что Гитлера не было в Берлине, когда ящеры бросили туда бомбу. Тамошний режим заслуживал огненного столба. Если Берлин олицетворял все мрачное и зверское, что только было свойственно человеческому духу, то Вашингтон был символом противоположного: Однако ящеры уничтожили и его.

Русси прошептал поминальную молитву по усопшим. Сколько человек погибло там, по другую сторону океана? Он вспомнил плакаты, которые немцы развешивали по всей Варшаве, пока город не оказался в руках ящеров Несомненно, тогда это было оправданно. Эта причина позволила ему поддержать ящеров, когда они вошли в город. Благодарность была здравым чувством, и ящеры здесь ее заслужили. Мойше глубоко задевало, что остальной мир считал его предателем, но остальной мир не знал и отказывался знать , что творили здесь нацисты.

Его мысли прервал тяжелый стук кованых сапог, шаги приближались к его кабинету. В тот момент, когда Мойше увидел лицо Мордехая Анелевича, он понял: Русси первым обрел дар речи: Впервые за долгое время он полностью согласился с Русси. Но там, где Русси думал о справедливом и несправедливом, еврейский боец гонта автоматически стал анализировать ситуацию.

И тут же вспомнил о том, о чем с удовольствием забыл бы. Он решит, что я симулирую, и будет прав. Однако Русси не зря учился на медицинском факультете.

Даже сейчас, когда он произносил эти слова, ум его искал способы сделать ложную болезнь настоящей. Он быстро нашел средство; придется помучиться, но мучения эти будут ему наказанием за то, что он позволил ящерам сделать из него послушную игрушку.

Какое-нибудь сильное слабительное, - сказал он. Слабительное и здоровую дозу рвотного. Русси издал отвратительные звуки позывов на рвоту. Глаза командира увеличились и округлились. Он кивнул и усмехнулся: Рад, что мне не приходится торчать перед их микрофоном.

Русси рассчитывал, что столь зримые симптомы убедят Золраага в его "недомогании". Эпидемии в гетто, жуткие болезни, от которых страдало все человечество, похоже, немало тревожили ящеров. Русси хотелось бы поучиться в одном из их медицинских колледжей: Здесь поляки должны быть с нами заодно. В противном случае ящеры натравят их на нас, а сами будут стоять и с улыбкой смотреть, пока мы не забьем друг друга насмерть.

Но у Мойше были и другие, более серьезные опасения. Самое позднее - через две недели, если я улягусь в постель и несколько дней подряд буду принимать рвотное. От такой перспективы желудок Мойше грустно заурчал.

Ящеры - вряд ли, но я терпеть не могу глупого риска. Есть поляки, которые считают, что немцы допустили всего лишь одну ошибку: И если появится случай, они набросятся на нас. Я не хочу, чтобы кто-нибудь запомнил, что я покупал лекарства, если ящеры потом станут задавать вопросы. Там это происходит хотя бы неожиданно. Но сознательно делать нечто подобное с собой Русси быстро взглянул на ручные часы бывшая собственность одного немца, которому они больше не понадобятся. Ящеры появятся часа через три, к этому времени я уже должен быть в соответствующем больном виде.

Если при выполнении плана вы обращаете внимание на мелочи, это практически гарантирует успех. К тому времени, когда охранники ящеров явились для сопровождения Русси а студию, он уже не раз пожалел об оперативности Анелевича.

Ящеры зашипели и брезгливо отпрянули от его двери. Их вряд ли можно было упрекнуть. Чтобы вновь вернуть кабинет в пригодное для работы состояние, помещение нуждалось в солидном проветривании. Да и добротные брюки Мойше больше не обретут былого вида. Один из ящеров очень осторожно сунул голову в кабинет.

Поглядел на Русси, распластавшегося на стуле, потом на запачканный стол. Малая часть его, которая не так активно хотела умереть, отметила, что он даже говорит правду, - наиболее эффективный из изобретенных способов лжи.

Однако все остальное существо Русси чувствовало себя так, словно его растянули, точно веревку, завязали узлами, а потом пропустили между пальцев великана. Еще несколько ящеров заглянули к нему в кабинет из коридора. Там стояли и люди, выглядевшие более испуганными, нежели ящеры, которым не грозило заразиться некоей ужасной болезнью, обрушившейся на него.

Просто ящеры находили его вид совершенно неэстетичным. Один из ящеров включил портативную рацию и что-то сказал туда. Из динамика послышался ответный, хрустящий и шипящий, голос. С неудовольствием охранник вошел внутрь кабинета. Он вновь что-то сказал в рацию, затем поднес ее к Русси. Мойше услышал голос Золраага. Теперь он вполне сносно говорил по-немецки. Я знаю, вы сказали бы: Русси снова застонал, частично от слабости, частично оттого, что ждал подобных слов от Золраага.

Но когда поправлюсь, честно скажу о том, что сделали ваши силы. Губернатор пытался быть дипломатичным, но еще не овладел этим искусством. Надеюсь, ваши врачи смогут вылечить вас. Эта болезнь обычно не имеет смертельного исхода. Едва произнеся эти слова, он тут же пожалел об этом. Лучше бы ящеры думали о нем как о послушной марионетке. Мойше надеялся, что Золрааг не поймет его слов. Хуже того, он согласился: Что ж, он лишь подтвердил, что свобода Русси является иллюзией.

Даже в своем истерзанном, тошнотворном состоянии Мойше почувствовал, как его охватывает гнев. Губернатор что-то сказал на своем шипящем языке. Охранник с рацией ответил ему, затем с явным облегчением выскользнул из кабинета Русси. Все ящеры покинули еврейскую штаб-квартиру. Русси слышал, как их когтистые лапы стучат до линолеуму. Спустя несколько минут в кабинете появился Анелевич. Русси отдался во власть практических забот боевого командира.

Он позволил Анелевичу вести себя за руку вниз по лестнице. На улице их ждал велосипед с коляской. Анелевич усадил туда Мойше, сам забрался на маленькое седло и крутанул педали. Со свинцово-серых небес посыпал дождь. Мордехай Анелевич протянул руку и надвинул козырек кепки, чтобы дожди не попадал в глаза.

Раздавшийся смех Анелевича имел мрачный привкус: Ревя моторами, "Ланкастер" с грохотом промчался по взлетной полосе. Самолет трясло и мотало, пока он набирал скорость. Неделю назад бомбы ящеров повредили полосу, и починить ее успели кое-как. Джордж Бэгнолл испытывал истинное облегчение, что сейчас не нужно взлетать с полным боезапасом. Бомбы - штучки тонкие: Бомбардировщик взмыл в небо. Радарная установка, поднятая на несколько миль над землей, охватывала намного больший участок пространства, значительно раньше засекала приближение самолетов ящеров и давала английской службе ПВО несколько дополнительных ценных минут на подготовку.

Когда "ланк" набрал высоту, Бэгнолл задрожал, невзирая на теплый летный костюм и мех. Он включил кислородный прибор и вдохнул обогащенный воздух, ощущая резиновый привкус шланга. Голос Гольдфарба был полон энтузиазма: Конечно, - добавил он, - по таким самолетам ящеры тоже будут лупить.

Бэгнолл старался об этом не думать. В самые первые дни вторжения ящеры нанесли тяжелые удары по сети британских радарных станций, и с тех пор как самолетам, так и силам противовоздушной обороны приходилось вести бой вслепую. Теперь люди пытались вновь обрести зрение. Вряд ли ящеры беспрепятственно это допустят. Им не терпится вступить в сражение, сэр. Бэгнолл был более чем согласен с пилотом.

Несмотря на пулеметные башенки, "ланкастеры" всегда здорово уступали вражеским истребителям; уклонение от стычек помогало выжить. Знание этого заставляло экипаж бомбардировщика осторожничать. Естественно, что бравирующие, агрессивные пилоты истребителей выглядели в их глазах людьми не совсем нормальными. Куском замши Бэгнолл протер с внутренней стороны вогнутую поверхность стекла обзора.

За ним по-прежнему ничего не было видно. Сейчас за окном были только ночь, тьма и нескончаемый гул четырех "мерлинов". Вспомнив о моторах, бортинженер скользнул глазами по приборной доске. Вся техника работала нормально. Там, в бомбовом отсеке, он не мог видеть даже ночную тьму - только следы электронов на покрытом фосфором экране. Однако радар "видел" дальше, чем глаза Бэгнолла. Направление один-семъ-семь, расстояние тридцать пять миль, скорость пятьсот пять.

Тэд Лэйн передал данные "москитам" - истребителям, рыскающим в небе гораздо выше, чем их "ланкастер" с радарной установкой. Эти двухмоторные самолеты имели не только самый высокий среди британских истребителей потолок действия; с их деревянными корпусами и деталями обшивки вражескому радару было труднее засечь "москитов".

Направление - прямо на нас. Проклятье, слишком большая для моей машины. Он бросил "ланк" в немилосердный штопор, и Бэгнолл искренне порадовался, что существуют пристежные ремни. Бэгнолл хватанул ртом воздух, в который раз пожалев, что наелся жирной рыбы с чипсами менее чем за час до вылета. Вето шлемофоне раздался взволнованный крик Джо Симпкина, хвостового стрелка, находившегося в своей башенке: Пилот отличался тем, что никогда не терял присутствия духа.

Там, на земле, специалисты предположили, что ящеры будут атаковать самолет с радаром на борту такими же ракетами, какими вывели из строя сеть английских наземных станций.

Эти ракеты имели самонаведение на радар. Но если радар выключить, на что они будут наводиться? На земле это выглядело безупречно логичным, словно доказательство геометрической теоремы. Однако ученым мужам не приходилось лично проверять свои теории. Для этого существовали экипажи самолетов. Да, пока не надо, - ответил Эмбри после короткого размышления.

Но так было нечестно, и он это знал. Для человека, у которого весь смысл нахождения в воздухе был направлен на принесение практической пользы вылету, Гольдфарб действовал замечательно.

Естественно, ему не только хотелось поиграть со своей игрушкой, у него был свой резон. Радар, который приходится выключать вскоре после начала полета, дабы его не разнесло вместе с самолетом, - это все же лучше, чем полет без всякого радара.

Разрешив Гольдфарбу непосредственно общаться с истребителями, которых он наводил по своему радару, ученым не мешало бы придумать какой-нибудь способ, позволяющий, не выключая радар, одновременно не подвергать самолет опасности уничтожения. Тэд Лэйн испустил пронзительный боевой клич краснокожих. Атаковал его сверху, почти лобовое столкновение. Подкрасться сзади было никак, у ящеров скорость выше. Говорит, видел, как самолет развалился в воздухе, а потом все потроха полетели вниз.

В кабине "Ланкастера" раздались радостные возгласы. Затем Кен Эмбри спросил: Через некоторое время радист ответил: ВВС медленно и болезненно учились тому, как наносить ущерб ящерам. Ящеры же прекрасно справлялись с ВВС. Бэгнолл надеялся, что пилотам истребителей удалось выброситься.

Заменить опытного летчика труднее, чем самолет. Гольдфарб, сидевший позади, перед погасшим теперь радарным экраном, сказал: Если им удастся, они тоже смогут врезать по ящерам.

Во всяком случае, они несколько раньше сумеют узнать, откуда эти твари появятся. Как любой пилот, он придерживался мнения, что зенитчики едва ли в состоянии сбить вражеский самолет своими пушками.

Если такое отношение придавало ему уверенности, Бэгнолл не собирался переубеждать друга. Спокойный пилот - это уравновешенный пилот, а у такого пилота куда больше шансов благополучно вернуться на землю вместе с экипажем.

Эмбри оторвал правую руку от руля и постучал сжатым кулаком себе по ляжке. Бэгнолл подумал, что Кен даже не заметил этого своего жеста.

Как вы изволили заметить, именно в этом заключается причина нашего пребывания здесь в сей прекрасный осенний вечер. Насколько я понимаю, наземные службы побились об заклад. Не желаешь ли поставить свой шиллинг, Кен? А как насчет тебя, дружище? Радарная установка, как и любое электронное устройство, сделанное людьми, после включения требовала некоторого времени на разогрев. До Бэгнолла доходили слухи, что электронная техника, снятая со сбитых самолетов, включается мгновенно.

Бортинженер сомневался в этом. Насколько он знал, лампы американцы называли их трубками по природе своей должны разогреться. Возможно, ящеры не применяют лампы, но ему трудно было представить себе, чем их можно заменить. Проклятье, он движется очень быстро. Бэгноллу показалось, что пилот спятил. Но безумие пилота было логичным. Если выключить его прежде, чем ящеры пустят ракеты, они могут подлететь ближе и обстрелять нас ракетами другого типа, от которых не увернешься.

И если они такие умники, зачем им давать в этом усомниться? Ракетам ящеров и на этот раз не удалось сбить английский самолет. Когда "ланк" покидал взлетную полосу, бортинженер сильно в этом сомневался. Тэд Лэйн прислушивался к уцелевшим "москитам", которые атаковали самолет ящеров. На этот раз никто из экипажа не закричал от радости.

Все понимали, какую цену приходится платить пилотам истребителей за каждый сбитый вражеский самолет. Спустя некоторое время радист сообщил Эмбри: Вице-маршал авиации считает, что, поскольку нам повезло дважды, нельзя искушать судьбу и рассчитывать, что она улыбнется нам и в третий раз. Мы конечно же подчинимся его распоряжениям, как послушные детишки.

Штурман, не будете ли вы любезны предположить, какой нам выбрать курс? После твоих выкрутасов с самолетом стрелка компаса продолжает выплясывать, как под хороший джаз. Если мы действительно там, где мне кажется, курс ноль-семь-восемь минут через десять-двадцать приведет нас в район Дувра. Он развернул бомбардировщик в небе так лихо, словно самолет был продолжением его самого. Джордж Бэгнолл следил за аккуратными рядами приборов с таким вниманием, будто они показывали частоту ударов его сердца и состояние дыхания.

Это не было преувеличением: Приземление будет не из плавных - как всегда. Наспех починенные повреждения самого самолета, наспех починенная полоса. В этот раз их самолет не пострадал, как бывало после возвращения из полетов над Германией или Францией. В бомбовом отсеке нет бомб, которые не сумели сбросить. Но в баках горючего больше, чем обычно оставалось на обратный путь. А горючее, на котором летал их самолет, в случае неполадок превосходно умеет взрываться.

Эмбри ткнул пальцем в темноту, лежащую под ними. Глаза Бэгнолла последовали за пальцем пилота. Теперь и он заметил красные мигающие огоньки. В ответ он мигнул огнями на крыльях бомбардировщика, подтверждая, что заметил сигнал.

Внизу зажглись новые цепи огней: Я-то думал, мы садимся на свою полосу. Эмбри направил "ланкастер" между двух рядов огней и пошел на посадку.

Спешное приземление было далеко не мягким, но и отнюдь не аварийным, если сравнить с их посадкой во Франции. Вместе с остальными членами экипажа Бэгнолл быстро вылез из бомбардировщика и побежал через полосу, вновь потемневшую, к ангару. Гофрированные стены ангара были обложены мешками с песком, защищающими от попадания снарядов. Двойной полог из темной ткани, натянутый у входа, позволял входить и выходить, не пропуская во внешний мир ни полоски света, которую могли бы увидеть сверху.

Свет лампочек, свисающих с потолка без всяких абажуров, резанул по глазам Бэгнолла, привыкшим к темноте, словно фотовспышка. Экипаж бомбардировщика расположился на стульях и кушетках. Кто-то, утомленный полетом, мгновенно уснул, не обращая внимания на свет. Другие, и в их числе Бэгнолл, достали трубки и сигареты. Бэгнолл передал ему сигарету и наклонился, чтобы Гольдфарб мог прикурить.

Пока оператор радара затягивался, Бэгнолл сказал: А что касается девчонок, то я уже сказал: Бэгноллу тоже было известно, кому отдают предпочтение официантки. Тебе не приходило в голову, что ты только что вернулся из боевого полета?

Огонек сигареты Гольдфарба неожиданно сделался ярко-красным. Глаза его тоже вспыхнули. Я ведь о том же думал, когда ракеты ящеров летели на наш самолет. Клянусь, я думал об этом, но не совсем в той плоскости. Бэгнолл махнул рукой, пародируя элегантный аристократический жест: Это действительно была услуга: Он проклинал день, когда благополучно вернулся автоматический разведывательный корабль, посланный Расой в этой жалкий мир.

Уссмак проклинал день, когда вылупился на свет, день, когда отправился в холодный сон, и день своего последующего пробуждения. Уссмак не переставал осыпать его мысленными проклятиями с того самого дня, как этот непревзойденный идиот заменил Встала. Уссмак проклинал Больших Уродов за то, что они убили Вотала, а потом и Телерепа, но оставили в живых Крентела.

Но больше всего он проклинал грязь. Танк, которым управлял Уссмак, был построен в расчете на трудные условия. В целом машина с ними справлялась. Но поверхность Тосев-3, планеты более влажной, чем любой из миров Империи, была обильно покрыта смесью воды и грязи.

Эта смесь занимала куда более обширную площадь и была куда более липкой и вязкой, чем могли себе представить инженеры Расы. Уссмак надавил ногой на акселератор. Пока он хоть чуть-чуть двигался, все было в порядке. Но стоило подольше задержаться на одном месте, как машина начинала тонуть.

Гусеницы были достаточно широкими, чтобы удержать танк на любой нормальной поверхности. Но тосевитское липкое и вязкое месиво слишком отличалось от нормы. Уссмак снова надавил на акселератор. Танк плыл по болоту. Гусеницы разбрасывали жижу во все стороны. Она попала каким образом - одним только покойным Императорам известно в смотровой перископ Уссмака. Струя моющего средства очистила бронированное стекло.

Хоть здесь повезло - не придется открывать люк и высовывать голову в этот холодильник. Крентел тоже сидел с закрытым куполом башни. Обычно командир стоял, высунувшись, насколько возможно. Хотя Уссмак и считал нового командира виновным во многих ошибках, здесь он не упрекал Крентела. Кому захочется обмораживать дыхательные пути? Уссмак в очередной раз не позволил утонуть танку, дернув машину вперед. Его вполне могли сделать водителем грузовика. Этим колесным машинам, которые его танк должен был прикрывать, на болоте приходилось несравненно тяжелее.

Уссмаку уже довелось вытаскивать тросом два или три грузовика, когда они погружались в зловонную жижу едва ли не по брюхо. Дополнительное защитное покрытие делало эти машины тяжелее и прибавляло хлопот С выполняемым ими заданием.

Уссмак вполне мог оказаться одним из тех бедняг в противорадиационных костюмах, которые хлюпали по твердеющей тосевитской грязи и вылавливали кусочки радиоактивного материала, обнаруженного искателями. Костюмы поисковых отрядов не обогревались - никто не предвидел такой необходимости как не предвидел и того, что Большие Уроды окажутся способными уничтожить корабль "Шестьдесят седьмой Император Сохреб".

Поисковикам приходилось работать посменно: Из пуговки внутренней связи, прикрепленной к слуховой диафрагме Уссмака, зазвенел голос Крентела: Я только что получил сообщение о возможности появления бандитской группы тосевитов.

На наше славное звено танков ложится непосредственная ответственность по охране операции. Уссмак силился и не мог понять: Может, Крентелу все же стоит открыть люк, высунуться и осмотреться по сторонам? Уссмака подмывало высказать эти мысли командиру, но он решил не усугублять положение. Раса не поощряла критику подчиненными своих начальников - такой путь вел к анархии.

Вдобавок Уссмак сомневался, что Крентел стал бы слушать. Похоже, его командир думал, что сам Император дал ему ответы на все вопросы, И наконец, Уссмак испытывал все нарастающее чувство оторванности от происходящего с тех пор, как погибли два его товарища по экипажу. Новый командир, будь он достойной заменой Вотала, приложил бы все силы, чтобы создать сплоченный экипаж. Крентел же обращался с ним просто как с одним из механизмов.

Машинам от такого отношения больно не бывает. Действуя подобно машине, Уссмак всеми силами старался вести танк наилучшим образом. Он нашел участок, где еще оставалось достаточно много травы. Не той, зеленой и живой, а желтоватой, засыхающей. Но ее покров был достаточно плотным, и гусеницы вязли здесь с меньшей быстротой. Вдали показалась стена низких, чахлых деревьев.

Их голые ветки тянулись к небу, словно тощие умоляющие руки.