Posted on

Воспоминания генерала барона П. Н. Врангеля (комплект из 2 книг) П. Н. Врангель

, Author

У нас вы можете скачать книгу Воспоминания генерала барона П. Н. Врангеля (комплект из 2 книг) П. Н. Врангель в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Редакция только почитает своим долгом в краткой заметке привести историю печатаемых в летописи "3 а п и с о к". После каждой главы записок приведены даты, указывающие на день, когда данная глава была закончена. Отсюда видно, что, начав писать первую главу на яхте "А у к у л л" и закончив ее к 28 июля года, генерал Врангель кончил последнюю главу своих воспоминаний уже в Сербии, в С р е м с к и х К а р л о в н а х, 30 декабря года.

Материал для каждой главы подготовлялся, по указаниям автора, его личным секретарем Н. Котляревским, изучался и продумывался генералом Врангелем, который потом диктовал текст главы своему секретарю и после того еще несколько исправлял написанное, и только в феврале года, то есть за два месяца до своей безвременной кончины, генерал Врангель принял решение окончательно подготовить свою рукопись к печати.

После этого генерал Врангель, как бы предчувствуя, что ему надо спешить с решением вопроса об издании его труда, передал всю свою работу в распоряжение редакции летописи, отказавшись от какого-либо гонорара, и вместо него поставил редакции условие, чтобы части Армии, воинские союзы и отдельные чины их при покупке книг, заключающих его работу, пользовались бы возможно большей скидкой. В процессе редакционной обработки рукописи редакция предполагала внести в работу ряд тех или иных изменений путем непосредственных сношений с генералом Врангелем….

Но судьба, как и всегда, была жестока к б е л ы м, и 25 апреля последний Главнокомандующий Русской Армией, после продолжительной болезни, скончался… С одра болезни, уже в марте года, он прислал еще ряд указаний о тех изменениях в рукописи, которые он нашел нужным сделать, тогда же он с удовлетворением высказал уверенность, что его записки скоро увидят свет…. Собственноручно написанное им предисловие носит на себе дату 1 марта года… это одна из последних подписей почившего вождя.

Это во всей книге единственная дата по новому стилю — все остальные сделаны по стилю старому, который, как известно, был принят на Юге России во время Гражданской войны.

После кончины генерала Врангеля, подготовляя рукопись его к печати, редакция ограничилась только самыми необходимыми редакционными исправлениями, сдавая в печать рукопись в том виде, в каком она была принята от автора.

Кроме того экземпляра рукописи, который был передан в летопись, существовал второй, в котором сохранено все то, что было изъято из рукописи во время переработки ее в феврале г. Экземпляр этот хранился в личном архиве генерала Врангеля. Портретов генерала Петра Николаевича Врангеля, печатаемых в начале пятой и шестой книг летописи, при рукописи н е б ы л о. Они помещены уже по инициативе редакции. Посвященные почившему герою две книги нашей летописи да будут основой для описания того, как жил и боролся за счастье России один из лучших ее сынов.

Дальнейшее, мы уверены, сделают его соратники и спасенные им от лютой смерти русские люди! После кровопролитных боев лета и осени года к зиме на большей части фронта операции затихли. Войска укрепляли с обеих сторон занятые ими рубежи, готовились к зимовке, налаживали тыл и пополняли убыль в людях, лошадях и материальной части за истекший боевой период. Двухлетний тяжелый опыт войны не прошел даром: Значительное число старших начальников, оказавшихся не подготовленными к ведению боя в современных условиях, вынуждены были оставить свои посты; жизнь выдвинула ряд способных военачальников.

Однако протекционизм, свивший себе гнездо во всех отраслях русской жизни, по-прежнему сплошь и рядом выдвигал на командные посты лиц далеко не достойных. Шаблон, рутина, боязнь нарушить принцип старшинства все еще царили, особенно в высших штабах. Состав армии за два года успел существенно измениться, выбыла большая часть кадровых офицеров и солдат, особенно в пехоте. Новые офицеры ускоренных производств, не получившие воинского воспитания, чуждые военного духа, воспитателями солдат быть не могли.

Они умели столь же красиво, как и кадровое офицерство, умирать за честь родины и родных знамен, но, оторванные от своих занятий и интересов, глубоко чуждых духу армии, с трудом перенося неизбежные лишения боевой жизни, ежеминутную опасность, голод, холод и грязь, они быстро падали духом, тяготились войной и совершенно неспособны были поднять и поддержать дух своих солдат.

Ни о чем личном речи идти не могло: В целом с задачей справились. Редакционная коллегия альманаха — титулованные дворяне германского происхождения — Светлейший князь Ливен, герцог Лейхтенбергский, да и сам Алексей Александрович фон Лампе создали удачный исторический документ, добавивший политического веса Врангелю.

Все это должно лечь в основу работы современных и будущих историков военной эмиграции, изучаться на более глубоком уровне, нежели путем сопоставления публикаций современников, и в конечном итоге, реализоваться в виде отдельного исследования. Сами же воспоминания Врангеля хороши лишь как некая отправная точка, от которой будет отталкиваться исследователь. Воспоминания Врангеля, до настоящего момента пользовались и пользуются все создатели его биографий, в разной степени пересказывая или интерпретируя текст.

Это, по мнению современной исторической критики, во-первых, не приближает их произведения к степени увлекательности, и, во-вторых, они не создают ничего принципиально нового в жанре биографий замечательных людей эпохи. Что же, повторим снова: Повествование связно, фабула ясна, хроника боевых действий не утомляет читателя излишними подробностями и специальной терминологией. Этого вполне достаточно любому образованному человеку, чтобы, ознакомившись с текстом, выделить и оценить те или иные его стороны.

Что бы ни говорили о Врангеле, как бы ни характеризовали его пока еще не до конца разгаданную нами личность, одно остается несомненным. Перед нами — неразгаданный герой, которого хотя и не отделяет от нас толща веков, но про которого с уверенностью можно сказать, что даже часть его жизни, нашедшая отражение на пятистах страницах канонического текста, ясна нам до мельчайших деталей. За этот труд их еще многократно поблагодарят потомки: С занятием добровольческими войсками Екатеринодара и Новороссийска на Северный Кавказ и в Черноморскую область спешило вернуться большое количество ранее бежавших от красного ига.

В числе пассажиров было и несколько немцев, в том числе немецкий профессор с ассистентом, объезжавший по поручению военно-санитарного ведомства оккупационные немецкие войска на юге России. Мы с ним познакомились, и это знакомство оказалось нам полезным. Немецкое командование, не запрещая официально проезд на Дон и Кавказ стремившимся в армию добровольцам, исподволь чинило едущим всевозможные препятствия.

Наше знакомство с немецким профессором избавило нас от осмотра. В Керчи мы простояли несколько часов и, воспользовавшись остановкой, сходили на берег. По словам жителей, значительное количество бежавших из Новороссийска комиссаров при попустительстве немцев нашли убежище в Керчи и отсюда беспрепятственно выезжали на север. Ростов мы нашли переполненным и очень оживленным.

Жизнь кипела ключом, общий порядок в городе ничем не отличался от дореволюционного, даже железнодорожные жандармы были те же, и лишь присутствие на вокзале немецкой комендатуры и изредка мелькавшая на улицах немецкая форма напоминали действительность.

В отличие от Киева и Ростова Екатеринодар носил отпечаток прифронтового города. На улицах, в гостиницах и ресторанах мелькали исключительно военные формы.

В войсковом собрании, куда мы прямо с вокзала поехали завтракать, я встретил многих знакомых. С трудом получив через коменданта города комнату и условившись по телефону с генералом Драгомировым вечером быть у него, я утром зашел в штаб армии.